Архив газет "СЕГОДНЯ" и "ЧАС" за 2009-2013 годы. Актуальную версию сайта смотрите на VESTI.LV

16 Ноября, Пятница

Олег Грознецкий: "Мне давно хотелось уйти из «телика”!»

  • PDF

Военный корреспондент ОРТ Олег Грознецкий, работая в начале 90–х в Риге, был большим другом многих журналистов нашей газеты. Нынче журналист Олег Грознецкий сменил профессию. Причем кардинально — стал министром социальной политики Калининградской области. Оказавшись в Калининграде, «Вести Сегодня» напросилась в гости к бывшему коллеге.

Удивило, что в министерстве нет пропускной системы — люди свободно и без всякой записи могут оказаться в кабинете самого министра. Следом за нами в приемную пришел ветеран–инвалид, который свое заявление желал отдать лично в руки Грознецкому. Доброжелательная секретарша обещала старику передать бумагу по назначению, но тот упрямился: «Одно дело — министр просто ее прочитает, и совсем другое — поговорит со мной!» Мы даже забеспокоились, что наше интервью сорвется. К счастью, ветеран согласился на замминистра…

— Ты не поверишь, но это будет только второе мое интервью после вступления в должность! — признался Олег Грознецкий. — Я стараюсь не появляться в прессе, дал только одно интервью и до сих пор жалею. Нет, журналисты написали нормальную статью, но комментарии на портале! Это было одно из самых больших разочарований — видеть, что люди тебя уже по определению будут считать циничным казнокрадом, чего бы ты хорошего не сделал! Чудовищная история.

— Олег, не скучно ли тебе сидеть в мягком кресле чиновника после рискованной, но чрезвычайно интересной работы спецкора?

— Да я в мягком кресле особенно не сижу. Здесь понимаешь, зачем и для кого ты работаешь. К сожалению, думал, что будет больше работы с людьми, а получилось — больше работы с документами. И все же людей я вижу регулярно — у нас действительно нет пропускной системы, и если человек хочет лично мне передать свое заявление, я его, конечно, приму.

Вообще, оцениваю смену профессии как горизонтальное перемещение. Журналист как бы констатирует проблемы, а мне хотелось управлять процессом. Я давно хотел уйти из «телика», хотя мне все нравилось — и риск, и зарплата, и социальный пакет. Зарплата корреспондента Первого канала, кстати, выше, чем у министра! Мне поступило несколько предложений, в том числе связанных с бизнесом, но я согласился на предложение Ассоциации ветеранов спецназа и участников боевых действий, членом которой являюсь, выдвинуть мою кандидатуру на министерскую должность.

Мне как человеку, жившему в виртуальной реальности, которую можно как–то корректировать в зависимости от подбора мнений людей, важно было перейти в практическую плоскость. Мое место на Первом канале до сих пор свободно, и теоретически я могу туда вернуться, но думаю, что этого не произойдет.

Конечно, было интересно заглянуть по другую сторону баррикад. Мы, журналисты, ведь всегда мочили чиновников. Было интересно посмотреть, не вырастает ли у чиновника через неделю работы третья рука, которая, собственно, и берет взятки. Хотя социалка — нетипичная для чиновника сфера. Здесь не на чем строить коррупцию — идут прямые федеральные деньги, которые перечисляются людям на карточки. И это тот плюс, почему я согласился на этот пост. В другое министерство я бы не пошел.

— Как тебя, человека со стороны, да еще молодого популярного журналиста, встретили работники министерства?

— Первое время относились настороженно. Потом признались: думали, что я буду тексты править, делать их журналистскими, прилагательные вставлять. Это меня позабавило — мне такое и в голову бы не пришло, ведь официальные тексты составляются по другим правилам. А люди этого очень боялись. Другое дело, что на совещаниях областного правительства мы с министром образования постоянно перешептываемся и сильно расстраиваемся, когда слышим, как коллеги говорят «квАрталы» и «дОбыча».

Вообще, я начал руководить министерством по принципу «не навреди»: пригласил коллектив, попросил изложить свои предложения по оптимизации работы. В том смысле, что не все ведь изменения требуют денег. В результате отдел, который занимался и ветеранами, и инвалидами, разделили, потому что это очень разные социальные категории и социальная поддержка у них тоже разная. И люди стали качественно лучше работать, без завалов. Министерство социальной политики — самое большое министерство области: в него входят 59 социальных учреждений, в которых работают 4,5 тысячи социальных работников.

Удалось свежим взглядом взглянуть на некоторые проблемы и что–то изменить к лучшему. К примеру, ребенок до 18 лет с охранным интеллектом находится в детском учреждении, а потом переводится в такое же учреждение для взрослых, и все — нет этапа, где он может раскрыться. Сейчас с помощью немцев будем обучать их простым вещам, чтобы инвалиды потом могли работать, например, в деревообрабатывающем цеху. Цех уже есть.

Еще одна моя история: шведы собрали около полумиллиона долларов, чтобы построить корпус для наших больных деток, но год проблема не решалась. Казалось бы, есть деньги, есть место для строительства, есть проектно–сметная документация, но начались сомнения: а вдруг этих денег не хватит, что тогда делать? Шведы говорят: давайте начнем строить, а не хватит — дособираем. Мы подписали договор, несмотря на имеющийся риск. Иначе девальвируется сама идея благотворительности!

Очень хочу поскорее запустить третью и четвертую очереди строительства еще одного Дома ветеранов. Чудесное заведение! Нет, это не дом престарелых — ветераны просто живут в одном доме, сами платят за квартиру, сами себе готовят, но досуг у них общий: есть несколько зальчиков, где они у нас и вяжут, и песни поют, и бисероплетением занимаются. Очень хорошая западная схема!

— Твоя журналистская профессия как–то помогает в министерских буднях?

— Почти нет. Разве что одного сотрудника я наделил полномочиями координатора соцпроектов, и мы придумали серию таких проектов и, что удивительно, сделали их без привлечения дополнительных средств. Только что провели акцию «Журналисты на инвалидных колясках» — попытались проехать по городу на колясках, залезть в общественный транспорт, войти в магазин. И не смогли. Эта акция вызвала большой резонанс, и какие–то стереотипы нам удалось разрушить.

Сейчас готовим акцию «Черная метка». Дети с видеокамерами и радиопетличками будут ходить по магазинам и покупать алкоголь. Если продавец не продаст — ему будут дарить в подарок флешку, а если продаст, то вывесим на всех больших экранах города портреты этих продавцов. На очереди — конкурс социальной рекламы. Хочу привлечь к этому конкурсу студентов отделения журналистики нашего Университета им. Канта. Я там преподаю речевые коммуникации. Кстати, как–то слышу — девушка нараспев говорит, спрашиваю: вы случайно не из Латвии? Да, отвечает, из Латвии. Оказалось, более ста студентов из Латвии уже учатся в этом вузе!

— Калининградская область является передовой областью, задействованной в программе переселения, но, судя по прессе, переселенцы испытывают большие проблемы при поиске работы, при тарификации дипломов, не говоря уж о жилье.

— Область получила 13 399 заявок от переселенцев, а прибыли 9556 человек. Уровень безработицы у нас невысокий, практически на общероссийском уровне — 2,2%, но проблема в том, что здесь узко сегментированная территория, потому что область маленькая, из–за этого одни профессии востребованы больше, чем другие. Традиционно больше востребованы рабочие специальности, а не “белые воротнички”.

Недавно наш крупный завод «Янтарь» получил большие заказы оборонки в сфере градостроения, и понятно, что потребуются высококвалифицированные сварщики. Для них заработать тысячу евро — не проблема. Для строительства Балтийской АЭС опять же потребуются узкоспециализированные работники, и эксплуатация АЭС — то же самое. Поэтому сказать, что Калининградская область является для русских Латвии стопроцентным решением всех их проблем, нельзя.

Кстати, 2 года назад я перевез свою семью из Риги по программе переселения. И абсолютно ничем не помогал ни на каком этапе. Правда, жилищный вопрос у нас был решен. Мне очень интересно, как люди адаптируются на новом месте. Жена, которая прожила в Риге практически всю свою жизнь, не испытывает никаких раздирающих чувств, да и мы довольно часто ездим в Латвию — всего четыре с половиной часа на машине.

И другие переселенцы болезненной ностальгии не испытывают. Для меня это, кстати, удивительно. Я, конечно, жил в Латвии не очень долго — в 1986 году поступил учиться в Высшее авиационное училище им. Алксниса, а уехал в 1994–м. Приехал в Калининград и был сильно разочарован! Потом уже отправился в Светлогорск, напомнивший мне Юрмалу, на Куршскую косу — и как–то изменил свое представление об области. А за последние 5 лет Калининград вообще очень изменился к лучшему.

Есть удивительные случаи! Много известных людей, которые имеют возможность поехать в любую точку мира, постоянно прилетают сюда. К примеру, мой друг Тимур Кизяков — ведущий «Пока все дома», Леонид Якубович и Валерий Сюткин из «Браво» приезжают каждый месяц в наш аэроклуб — над Москвой не полетаешь, а здесь можно, над морем красота неописуемая.

Прежде чем переселяться в Калининград, я бы рекомендовал приехать и ощутить атмосферу города, а второй момент — сконцентрироваться на поиске работы. У латвийцев есть одно преимущество — помимо их воспитанности и образованности присутствует некий прибалтийский шарм, из–за которого кажется, что люди из Прибалтики знают что–то такое, чего не знают здесь. Недавно к нам приезжал бизнес–тренер из Риги. При всем том, что есть свои такие же тренеры, да и московские регулярно приезжают, рижанин сумел что–то новое продемонстрировать. Работу найти можно. Даже на топ–менеджерские должности есть вакансии!

— А для бизнеса есть перспективы в Калининграде? Может быть, вам чего–то не хватает и наши предприниматели могут занять свободную нишу?

— Бизнес выстроен так, что он не терпит вакуума. Надо понимать, если приедешь делать пластиковые окна или быть эвакуатором машин, то понятно, что ты не будешь единственным — такие услуги уже оказывают десятки фирм. Но, например, нет ни одной собачьей и кошачьей гостиницы! Помню, что когда я сюда приехал, то десятки направлений бизнеса, которые в Латвии уже были раскручены, здесь еще отсутствовали. Про эвакуаторов тоже вспомнил неслучайно — ни одной фирмы тогда не было, а в Латвии такое было уже само собой разумеющимся. Впрочем, многие кальки не работают!

Очень интересна в этом смысле история с игрой “Бинго”. В Латвии, насколько я знаю, она живет и процветает. А у нас предприниматель, купивший технологию и открывший одноименное кафе, на игре “Бинго” бизнес не сделал. Потому что русский человек хочет простых вещей — бильярд или казино, а вот “Бинго” не для русской души оказалось. И как только из зала убрали все игровые автоматы и оставили только название, то бизнес пошел в гору.

В городе много калькированных кафешек. Например, «Ферст» удивительным образом похож на Double koffee, «Гуляй» — на Lido. Интеграция на самом деле существует. Но в бизнесе нет однозначных рецептов. Ты можешь пригласить консалтинговую фирму, и она тебе все просчитает от и до, а бизнес не пойдет. А можешь выйти без всяких расчетов и положить всех. В этом, наверное, и есть секрет предпринимательского успеха.

— Экономический кризис сильно ударил по области?


— Я не вижу никакого кризиса! По всем параметрам мы выходим на докризисный уровень. Если ты не можешь попасть в ресторан, не так все плохо.

— Олег, а почему калининградцы устраивали митинги против бывшего губернатора Г. Бооса?

— Было существенное недопонимание между властью и жителями, а последней каплей стала попытка повысить и без того немаленький транспортный налог. Сейчас власть более открыта, и я лично поддерживаю отмену выборов губернаторов. По крайней мере, мы не тратим на предвыборные кампании деньги налогоплательщиков и не устраиваем политическую поножовщину. Президент назначил нового губернатора Николая Цуканова, показав тем самым, что к власти должны прийти новые люди. И люди пришли с желанием оставить после себя что–то хорошее. Я тоже хочу что–то оставить. И, кстати, я не состою в партии «Новая Россия»! И новый губернатор меня к этому шагу не подталкивает!

— Удачи тебе!

КСТАТИ
Олег Грознецкий в 2000 году за участие в освещении контртеррористической операции в Дагестане и Чечне награжден орденом Мужества, в 2001–м — премией Союза журналистов России «За профессиональное мастерство».


Фото:
* Олег Грознецкий: «Хочу оставить после себя что–то хорошее!»
* Калининград — самый западный город РФ.


«Вести Сегодня», № 59.
Читайте также:
Гражданин Латвии осужден в Великобритании за преследование на улицах и в магазинах женщин, к которым он приставал и которым говорил грубости, а также ...
В XIX веке по ней сплавляли лес. Нынче — сигареты
"Унижение" и "Стыд Британии" — так называют в английской прессе студентку Эксетерского университета Элину Десайне. Девушка, которая родилась в Латвии ...
Она хотела умереть сама, а в итоге убила сыновей
Свой микроблог в Twitter на днях завел не совсем обычный человек. Пользователь Cietuma dzIve ("Тюремная жизнь"), зарегистрированный как @latvia_prison, сейчас находится ...
Преподаватель коммерческих курсов в Волгограде, 41–летняя Людмила О., влюбилась в своего ученика, 26–летнего Вячеслава И.
.