18 Ноября, Суббота

Завтра была война?

  • PDF

07_anisimov22По версии Сергея Анисимова, 17 марта 2013 года НАТО атакует Россию. Натовские дивизии зачищают Калининградскую область и разворачивают на Москву. Российские аэродромы атакованы крылатыми ракетами.

Никакой героизм и жертвенность не способны противостоять подавляющей огневой мощи и высокоточному оружию. А стратегические ядерные силы российское руководство использовать не решается.

Напиши все это кто–нибудь другой, знатоки лишь снисходительно отмахнулись бы от очередного изыска «альтернативщика». Но автор новой книги «За день до послезавтра» — Сергей Анисимов. Тот самый, что несколько лет назад «выстрелил» "Вариантом «Бис» — книгой о гипотетической войне между СССР и западными союзниками в 1944 году. Точность в деталях и тщательность проработки сюжета снискали ему немалый авторитет у знатоков военной истории. «За день до послезавтра» не вызвал столь единодушного восторга. Тем не менее одно отрицать никто не будет: Анисимов разбирается в том, о чем пишет — идет ли речь о медицинском диагнозе, который ставят его главному герою, или о тактике американской армии. А это уже повод для предметного разговора.

— Сергей, а вы, как и ваш главный герой, всерьез верите в угрозу со стороны НАТО?

— Да, ощущаю ее очень ярко. Если бы не ощущал, не написал бы эту книгу. Хотя не могу не признать, что буквально за последний год атмосфера чуточку разрядилась. Возможно, потенциальный противник несколько потерял темп на второстепенных театрах — до Сирии включительно. Некоторые люди, увидевшие обложку еще до выхода книги, безоговорочно заявили, что я явный псих: никто на нас никогда не нападет, мы никому не нужны. А меня нужно госпитализировать, потому что я выдумываю ерунду без малейших на то оснований. Да ну? Лично мне вспоминается анекдот о том, как психиатр успешно лечил человека от паранойи — и уже практически добился результата, но того зарезали в подъезде… Возможно, я лучше других помню, как просыпаешься утром — и узнаешь, что начали бомбить Югославию. И я еще застал поколение, которое отлично запомнило: просыпаешься утром — бомбили Киев и Минск…

07_anisimov

— Это поколение рассказывало, что в 1941–м в «воздухе витало предчувствие войны». Но сегодня для среднего человека, согласитесь, ничего «не витает».

— С этим я не соглашусь. Мне кажется, что некое ожидание перемен именно «витает» в воздухе. Кто–то ожидает бунта, кто–то — экономического кризиса «по–настоящему», группа маргиналов — войны. На чем основываются мои ощущения? Я очень много читаю на английском языке — от больших до местных газет, журнальные статьи, деловую литературу, аналитические обзоры. Раньше много смотрел зарубежное ТВ, много слушал радио — сейчас меньше. Антироссийская пропаганда идет «по всем фронтам» — на уровнях от страшного до смешного.

Помните, как кто–то рассылал конверты со спорами возбудителя сибирской язвы в США? Буквально на государственном уровне мировую аудиторию тогда убеждали: виноваты русские! Нет, может, и не они рассылают эти письма. Но русские активно делали бактериологическое оружие — понятно, что они или продали его террористам, или дали украсть. Ежедневно крутили документальные фильмы: наши развалившиеся НИИ, ржавая аппаратура, брошенная в углах, старые люди в белых халатах. Русские ученые давали интервью: все плохо, зарплата низкая. Вот и доказательство! А потом вдруг кончает с собой коренной американец, сотрудник расположенного в Мериленде (на территории военной базы!) армейского института инфекционных болезней, ставший вдруг основным подозреваемым по этому делу. И тут же разговоры о том, что «это русские продали споры террористам», затихают — но осадочек остается… И начинается что–то новое. Когда такое идет непрерывным потоком и все более густо, это наводит на нехорошие подозрения. Антикитайская пропаганда в мире тоже ведется — но очень спокойная. А «нарушения прав человека» и отсутствие демократии в каких–нибудь Киргизии или Туркменистане вообще никого не волнуют. Просто так вкладываться в создание образа врага нелогично. В целом на русских людей всем в мире наплевать: мы люди как люди. Но потенциальные возможности России как государства всех очень напрягают.

— Что могло бы реально подвигнуть НАТО на удар по России?

— Я использовал ответ в качестве эпиграфа к одной из глав. «Агрессию порождает только слабость».

— А смысл? Нефть? Газ? Но газопроводы и так качают углеводороды в Европу, и строятся новые. Да и Катар с удовольствием готов заменить «Газпром» на европейском рынке.

— Дело не только в нефти и газе, хотя это ценный бонус. Война такого масштаба решает очень много ВНУТРЕННИХ проблем. И жуткие расходы на боеприпасы, потерянную технику, вплоть до «пластиковых тарелок по 5 долларов за штуку» и т. п., — это может быть даже полезно воюющей сверхдержаве.

— То есть, как говорили в Петербурге перед Русско–японской, «нам нужна маленькая победоносная война»?

— Только не надо обольщаться насчет «маленькой». В определенных политико–экономических ситуациях хороша и «большая победоносная война». Вы думаете, риск потерять в масштабных сражениях половину бронетехники и треть авиации и флота — это что–то неприемлемое для современных США? Да любой американский промышленник будет в восторге от перспективы участвовать потом 10 лет в восполнении потерь техники! Не говоря уже о производстве боеприпасов, пайков, электроники на замену сгоревшей, миллиона нужных мелочей. На эту тему я разговаривал с конкретными профессионалами–финансистами в США в дни начала нескольких последних войн: они каждый раз были именно что в полном восторге от происходящего. Напомню, «японское экономическое чудо» родилось в 1950–1953 гг. в результате войны в Корее. Война была масштабная, и часть военного производства и потоков доставки переориентировали на еще лежащую в руинах Японию. Это буквально «подняло ее с колен». Война в Афганистане — это дорогое удовольствие ради «стратегического перекрестка», но могут быть варианты с более привлекательным соотношением расходов/выгоды.

— Технику им точно не жалко. Но бытует мнение, что американцы «не выдержат» серьезных людских потерь.

— Это традиционная и важнейшая ошибка отечественных «аналитиков». По менталитету североамериканцы и европейцы почти не отличаются от русских. И при необходимости способны потерпеть «мясорубку» не хуже нас или китайцев. Политическое руководство тоже недрогнувшей рукой пошлет на смерть пушечное мясо ради ОЧЕНЬ правильной цели. Тезис о том, что армии НАТО разбегутся, если им «кровь пустить», — самообман.

07_germany

— Да что там у них осталось от армий? Ведь военные реформы не только в России идут, английскую армию урезают до численности 1689 года, в бундесвере остается танков меньше, чем у Греции.

— Да, снижение боевой мощи старой Европы очевидно. Но вспоминается поговорка про «жемчуг мелкий»: деградация российских вооруженных сил началась намного раньше и шла куда быстрее. С Великобританией и Германией с лимитрофами мы способны справиться, пример Грузии свеж в памяти. Но деградация отнюдь не затронула армию США: проблем у них немало, но они решаются нам на зависть. А это структура совсем иной весовой категории, чем та, что осталась у нас от наследия Советской армии к сегодняшнему дню.

— То есть без ядерного оружия разговор США — Россия — это разговор Германии и Польши в 1939–м?

— Да. И когда современные поляки говорят, что если бы не советский «удар в спину», они справились бы с Германией, — это печально и наивно.

— И все же… «Российское государство рухнуло в течение первых трех суток», — написали вы в книге. Не слишком ли мрачно и безнадежно?

— Просто у меня сегодня нет надежды ни на оппозицию, ни на власть. Половина нашей оппозиции будет встречать «освободителей от кровавого путинского режима» буквально хлебом–солью, чуть ли не в кокошниках. Часть — искренне, часть — в надежде получить посты старост и бургомистров. После гибели генерала Лебедя (и в меньшей степени генерала Рохлина) я не припомню человека, способного стать реальной оппозицией существующей власти. Хотя бы в принципе способного в пиковой ситуации сыграть роль «Минина и Пожарского», условно говоря.

Что касается власти… Cлишком большая доля финансового потока и «социальной активности» cегодня пускается на ерунду: на «Наших», чтобы они были, и на «пусек», чтобы всем было весело. Вот в Петербурге мы раньше строили линкоры, пусть и с трудом. Строили крейсеры и эсминцы крупносерийно. Сейчас буквально мучаемся со штучными единицами… Нет, я прекрасно понимаю, что мы не восстановим в полной мере советский ВПК. Разрушено производство, потеряны драгоценнейшие кадры. Да и не надо это в прежнем количестве. Но нужно немедленно, буквально экономя на колбасе, восстанавливать хотя бы ПВО. Ведь денег в стране столько, что девать некуда! Проблема с трансформацией их непосредственно в железо.

Но прежде всего нужно нарабатывать не оружие, а именно политическую волю, в том числе волю применить ядерное оружие в случае нужды. Когда потенциальный агрессор будет ТВЕРДО уверен, что на попытку демократизации прилетит «ядрен–батон», даже если это будет «поцелуй из могилы», — никто не захочет нас учить демократии «на месте». Будут продолжать делать это в СМИ. Почему никто до сих пор не съел КНДР — жуткую тиранию по всем признакам? Потому что брать у них нечего, а в тяжелых потерях можно не сомневаться. То, что есть у России, окупит любые тяжелые потери. Соответственно нужно гарантировать любому потенциальному агрессору, что они будут не просто тяжелыми, а НЕПРИЕМЛЕМЫМИ. Очень опасаюсь того, что руководство современной России гарантирует это не в полной мере.

— Почему?

— Потому что единственное, с чем у нас нет проблем — это с надуванием щек и демонстрацией сурового блеска в глазах. А на деле российское государство оказывается неспособным эффективно использовать даже простые в применении рычаги в спорах со странами «третьей лиги», включая Прибалтику и Грузию. Чем кончилась история «Бронзовой ночи»? Транзит через Таллин идет в прежнем объеме. Делались громкие заявления о том, что Россия будет расследовать военные преступления Грузии при нападении на Южную Осетию. И что? Хотя войну все помнят, про «расследование преступлений» уже не услышишь ни слова. Таких примеров много, и в совокупности они дают больную картину несоответствия между «официальными заявлениями» и реальным положением дел.

Возьмем информационную войну, эффективность и беззастенчивость которой произвели на меня поистине неизгладимое впечатление во время операций в Ираке и Югославии. Приведенные в моей книге примеры (про овечек, про «маму Путина», про «Югославы захватили половину Европы, и мы должны их остановить») — самые настоящие, и между прочим, не самые острые. Мощь всего этого вала совершенно нельзя недооценивать, а Россия, такое ощущение, не хочет этому противодействовать. У нас Олег Медокс с проектом «Ил–2» и Артем Драбкин с серией воспоминаний ветеранов «Я помню», которые переводятся на английский и издаются на Западе, сделали для нормализации образа России в мире больше, чем все наши МИДы вместе взятые лет за пятнадцать. Драбкин выпускает в год по полдюжины книг на английском, в которых наши танкисты, летчики, пехотинцы рассказывает о том, какой была наша война на самом деле, — это шок для западного обывателя. И я искренне горжусь тем, что участвую в этой работе. Но это капля в море! Почему не перевести «Горячий снег» и «Брестскую крепость» на английский, немецкий и французский и не раздать DVD–диски в кабинеты истории по школам Европы и США? Это же копейки по сравнению с раскрашиванием «Штирлица»! И выросшие европейские школьники через пять лет забросают Бивора и Олбрайт тухлыми яйцами! Хоть с этого начать! Контрпропаганда возможна даже «на чужом поле» — и то, что она последовательно ведется лишь силами непрофессионалов, это очень плохо.

— Большинство тех, кто пишет в жанре альтернативы, стараются показать, «как надо было делать». В общем–то "Вариант «Бис» тоже в этом ключе. А на сей раз не возникало искушения показать — «как надо»?

— Ответ на вопрос, «как надо, чтобы избежать катастрофического сценария», известен всем довольно давно. Хотя выглядит он, несомненно, не менее страшно, чем исходный сценарий. НАДО, чтобы у любого потенциального агрессора не было ни малейших сомнений: после нанесения России военного поражения победитель не получит ничего. Когда хотя бы в принципе возможны другие варианты, когда есть шанс избегнуть гарантированного превращения своего собственного государства в пепел — тогда окупятся любые потери в наземных и воздушных сражениях. Запугать, купить, купить за очень большие деньги и все возможные гарантии. Пример Ирака свеж в памяти: альтернатива «тебя повесят перед телекамерами» и «будешь доживать в комфорте» сломила многих в военной иерархии Саддама, и это оказалось очень серьезным подспорьем крылатым ракетам. НАДО, чтобы именно этого не случилось с нами.

Читайте также:
К памятному Пушкинскому дню 10 февраля пришла радостная новость: памятник поэту работы Александра Таратынова в парке им. Кронвальда взят на баланс ...
Горный инженер по специальности и поэтесса по жизни рижанка Маргарита Миллер хранит в своей семье память о музе пушкина Елене Завадовской.
Девиз конкурса: "Мы берем явление или героя и рассказываем о нем все". О содержании конкурса лучше всего расскажет директор по развитию издательского ...
Изящно оформленный и очень объемный, увесистый том альманаха "Академия поэзии — 2013" вышел, как всегда, большим для книг форматом — А4.
С нынешнего понедельника в эфире Латвийского радио 4 дважды в день — в 9.05 и в 14.05 — звучит радиоспектакль на русском языке "Рассказы таксиста" Арвиса ...
.