23 Июня, Суббота

На пуантах — чуть–чуть над землей…

  • PDF

05_guravskaМолодая солистка латвийского балета Сабине Гуравска о буднях и праздниках своего ремесла

Иные годами ждут заветных ролей, а она в свои 25 уже признанная солистка Латвийской Национальной оперы — в конце сентября компания «Латвияс газе» удостоила ее за это специального приза. Примами рождаются или становятся? Не «жмет» ли большому таланту латвийский размер? Когда высота Черного лебедя уже взята — к чему еще стремиться?

…Встретиться Сабине предложила в Опере в пятницу в 9 утра. Казалось, нет более странного сочетания места и времени, однако храм искусства ранним утром уже вовсю бодро хлопал дверями.

— Да, жизнь в театре бурлит с раннего утра, и я тоже люблю пораньше вставать, — признается Сабине. — Каким бы долгим ни был мой вечер, встаю всегда в семь, чтобы к балетному уроку тело уже проснулось и я могла хорошо работать. В балете распускаться нельзя, там нужно постоянно работать и над своим телом, и над характером.

В этом году я поступила в Академию Витола на хореографическое отделение, хотя после школы думала, что учиться никогда больше не буду. Я ведь рано начала работать в Опере — с 17 лет танцевала в кордебалете на полставки. Получалось, что в выходные я танцую, днем в простой школе, в балетной, ночами учусь. С такой нагрузкой постоянно жить трудно.

…В балет она попала из художественной гимнастики. Мама привела ее в 5 лет, чтобы осанка была правильная, чтобы дисциплина вырабатывалась. Там преподаватели быстро заметили, что у Сабине хорошие данные для балета, и мама намекала, не попробовать ли сменить увлечения. Но дочка жила соревнованиями, будущими победами, медалями. Сейчас ей и самой кажется это странным, но в 9 лет она сама приняла решение в пользу балета. Просто просчитала, что век гимнастки короче, чем век балерины, а танцы, уже было ясно, для нее главное. Хотя всего предвидеть никто не может, у каждого же человека свой ресурс тела, мышц, суставов… Вот такой недетский по уму выбор.

Роли меняют характер

— Характер у меня достаточно сильный и твердый, хотя сейчас я стала помягче. Под влиянием ролей. Я ведь вначале танцевала принцесс, романтичных девушек, потом уже стали приходить роли типа Гамзати из «Баядеры», где я открыла в себе новые возможности, поняла, что могу быть на сцене и резкой, порывистой, хищной даже. Как Черный лебедь в «Лебедином озере».

Черный лебедь — это вообще была моя мечта со школы. Тогда мне казалось, что выше него уже ничего нет. Эта ведь героиня коварно обольщает принца, обманом завлекает в свои сети, он верит ей, а она разбивает его сердце и смеется над ним. Вживаться в такую роль было очень сложно, наверное, потому, что в жизни я совсем другая, но быть такой на сцене мне нравится.

…Раньше считалось, что одна балерина должна танцевать обоих лебедей. И перевоплощаться в ходе спектакля. Но последние пару лет балетмейстер Айварс Лейманис разделил эту роль на двух балерин.

— Мне кажется потому, что нет сейчас балерин, которые по своим данным могли бы исполнять обе партии одновременно, — говорит Сабине. — Раньше все так танцевали, обоих, — это показатель профессионализма, потому что невероятно трудно перевоплощаться из романтического, нежного, мягкого существа в совершенно противоположное — острое, резкое, хищное.

Снижается ли уровень балета? Нет, я так не считаю, просто наши девушки по своим данным могут танцевать либо Черного, либо Белого. А я теперь мечтаю станцевать обоих лебедей, одолеть эти трудности перевоплощения.

У нее много сольных партий, и в основном это классика. Ей близка и она, и еще неоклассика, модерн. "Там, где на пуантах, мне нравится, а совсем в тапочках — не мое, — смеется она. В тапочках — как на ногах, а на пуантах — это уже искусство, говорит она, это балет. Это уже не просто так — встать и станцевать. Хотя мы это делаем каждый день, это особенное ощущение, когда будто чуть–чуть приподнимаешься над землей.

Солистами рождаются или становятся?

Сабине могла окончить балетную школу и всю жизнь танцевать в кордебалете. Солистами рождаются или ими становятся?

— Многое зависит от природных данных, хотя есть балерины, которые таких данных не имели, но добились успеха огромным трудом и целеустремленностью, — считает она. — В моем случае оба этих условия совпали, преподаватели меня выделяли, поэтому я рано начала танцевать маленькие, но сольные партии. Хотя путь кордебалета я тоже прошла — его нужно проходить всем балеринам, а в 19 лет я танцевала свою первую сольную партию — Марии в «Бахчисарайском фонтане». Вместе с самой Юлией Гурвич! Тогда мне казалось это сном, казалось, что в реальности так не бывает. На репетициях я даже стеснялась обращаться к ней, ведь прима такого уровня!

…Кстати, в театре, да и в балетной школе, дружбы как таковой нет, говорит Сабине. Зато есть крепкое творческое содружество. Вообще конкуренции в балете, о которой рассказывают разные страсти, сейчас нет совсем. «Мы все, солистки, вполне доброжелательно общаемся друг с другом», — смеется наша прима. Может, в Риге слишком спокойно? Может, надо опробовать расправить лебединые крылья где–нибудь в Париже?

— Нет, я останусь в этом театре! Я очень хорошо себя здесь чувствую и не считаю, что уже достигла здесь самых высоких вершин. Есть очень много ролей, которые я хочу станцевать. И потом, с возрастом открывается все больше новых красок, нового понимания даже в знакомых партиях. Я вот в 21 год станцевала «Спящую красавицу», и, казалось, все вроде бы не плохо, но прошло всего 3 года, и то, что я за это время вырастила в своей голове, в своем теле — это сейчас уже совсем другая «Спящая красавица».

…Вот ведь парадокс — границы открыты, а у нее нет такого желания. В других театрах она и так выступает, ездит на гастроли, только что вот вернулась из Киева, где танцевала в программе с Ульяной Лопаткиной.

— Понимаете, в другом театре, для того чтобы дойти до ведущих партий, мне придется пройти долгий путь, — объясняет она. — Даже если я буду выкладываться на все сто, они могут видеть меня, допустим, в каких–то определенных ролях, и все. А мне жаль терять время на ожидание, вместо того чтобы танцевать, ведь жизнь балерины коротка, в 37 лет у нас уже пенсия.

А в Риге я даже классические роли далеко не все станцевала, и каждый год у нас все новые постановки: классика, модерн, неоклассика. Идет постоянное развитие, паузы я не чувствую. И главное, я здесь дома, у нас хороший театр, хороший уровень балета. У нас крепкие традиции русской балетной школы, из которой мы все выросли: и педагоги наши, и балерины. Нам тут хорошо.

Когда все общались со всеми

…Сабине, заметим, прекрасно говорит по–русски, что не характерно для молодой латышской девушки.

— Это с детства, — улыбается она. — В то время, когда я росла, люди еще общались между собой. Не только русские с латышами — все со всеми. Сейчас все сидят по норкам у телевизоров, у компьютеров. Даже дети расходятся по детсадам, по школам, и все. А мы играли во дворе, на улице, активно общались с соседями, стиль жизни был другим. У нас были русские девочки в команде по художественной гимнастике, потом в балетной школе. Подруги просили меня говорить с ними по–латышски, а я их — говорить со мной по–русски, так и общались.

Сейчас, когда я начала учиться в академии, у меня появились новые друзья, и я этому очень рада. А еще я, можно сказать, увлекаюсь автоспортом. Да, для меня самой это неожиданно, но мой друг занимается автоспортом, организацией ралли. Мы как люди с разных планет, но встретились и поняли, что хорошо дополняем друг друга. Он часто после работы приходит смотреть балет, чтобы проветрить свою голову, а я в свой редкий выходной день езжу с ним смотреть ралли. Получается, что я интересуюсь автоспортом.

«А все равно волнуюсь»

Даже с ее опытом сольных партий, выходя на сцену, Сабине непременно волнуется. И ей кажется, что это необходимо. Если перестать волноваться, значит, что–то внутри потерялось — то, без чего танцевать нельзя. «Бывает, выхожу, а ноги просто подкашиваются, но через пару минут все проходит, я не вижу зрителей, не вижу зала — я там, внутри роли, — признается она. — Не могу сказать, что я вот вхожу в роль — выхожу из роли, но бывают спектакли, когда по окончании я еще долго не я. Интересное такое состояние особенного эмоционального возбуждения. Тогда долго не могу уснуть, но режим есть режим, и все равно в семь утра я встаю и готовлюсь к новой работе».

С ее историей успеха желать, кажется, особенно нечего, все само идет в руки. Поэтому вопрос о мечте я оставила на самый конец разговора. И получила такой ответ.

— Если честно, мечтаю получить главную театральную премию Латвии «Спелманю нактс» — меня 5 лет на нее выдвигали, но получить ее так и не удалось. А очень хочется, и я надеюсь…

Пожелаем ей удачи!

Читайте также:
22–летний Вячеслав Вишняков и его 21–летняя партнерша Тереза Кижло входят в число сильнейших на планете "латиноамериканцев".
Горький своей пьесой "Дачники" так и не ответил на "проклятые" вопросы русской интеллигенции "Что делать?" и "Кто виноват?" Но он их поставил с пугающей ...
А у директора русского театра их образовалось сразу две — своя и "прикрепленная"
— говорит любимчик Олега Попова клоун Кнок
Признаться, я с большой радостью узнала, что во второй половине сезона в Рижском русском театре им М. Чехова зрителям приготовили невообразимые ...
В рижском театре "Общество свободных актеров" после долгого перерыва со сцены вновь прозвучала варшавская мелодия.
.