23 Июля, Воскресенье

Ветер с Невы и Фудзиямы

  • PDF

18_vistПетербуржская художница Елена Галеркина принесла нам «Ветер с Невы». Именно так называется ее выставка, которая открылась в рамках Дней русской культуры в творческом пространстве Art–refuge Albert (Яня сета, 5–3а).

Необычнейшая экспозиция со всех сторон. И тем, что Северная столица России стала ныне активным участником Русского фестиваля в Латвии, причем без вмешательства официальных структур — методом народной дипломатии. И тем, что петербуржцы, супруги Татьяна и Семен, заимев небольшую недвижимость в Риге, тут же пустили ее на «художественные нужды», устроив галерею. И наконец, самим содержанием.

Первый же взгляд, брошенный на работы Елены, сразу определяет их жанр — коллаж. Зато второй… Нет, второго становится недостаточно, нужен третий и четвертый. Потому что как подойдешь к работе, так как будто невидимая дверца приоткрывается все шире и шире, и входишь внутрь, замечая множество деталей, которые делают картину говорящей. Целое повествование, жизнь человека или города разворачиваются перед тобой, и ты уже что–то открываешь и додумываешь сам…

«Ночная Рига», которую автор очень любит, заполнена черточками нашего города. Понятно, лики с домов Эйзенштейна, а где Елена нашла такого дракона? «Мне много показывали таких — в нескольких местах такая скульптурка лепная есть», — отвечает художник. А рядом — «Петербургский модерн», где почти все символы Северной Пальмиры, но к ним прибавлено нечто такое и расположены они так, что ты долго–долго вглядываешься, и узнаешь, и наслаждаешься… Вообще–то предки Елены — из Режицы, нынешнего Резекне, а в Риге остались дальние родственники.

«Дорога в Альпы», «Рождественская метель» («Рождество в Финляндии»), «Китайский дождь» — это из путешествий нашей гостьи. Косой дождик на китайские крыши идет из очаровательной и неожиданной розовой тучки–дракона. «Рижский залив» — его очертания в виде рыбки, а под ней — море, заполненное рыбацкими суденышками прошлых лет. Еще в поезде на Ригу Елене уже рассказали все о нашей действительности — и о том, что с рыболовецким флотом Латвии покончено навсегда. «Ой, как жаль! — откликнулась она. — Я помню эти чудные кораблики в Вентспилсе, которые и написала…»

«Город золотой» — понятно, иллюстрация к известной песне «Под небом голубым», «Ленинградская симфония» — в каждой семье была такая черная, плотного картона, радиоточка–тарелка, по ней в 1942–м передавали «Ленинградскую симфонию» Шостаковича.

«Стихи Заболоцкого», полные символов, «Стихи Евтушенко», где в образах из трепетной бумаги — поколение отцов, которые уходят или всматриваются в окно и детей, которые их забывают за своими заботами или развлечениями. «Снова апрель» — робкий солнечный луч, пробирающийся между домами, кот на крыше, собака и люди во дворе–колодце, все дышит весной, хотя еще явно зябко… «Сентиментальное свидание» — барский дом на горе, садовый стол с двумя чашками, легкомысленная шляпа и шарф, повязанный вокруг венского стула и рядом господская собачка. «Не знаю, почему, вдруг захотелось сюда и ее поместить», — признается Елена. «Гефсиманское дерево» узнаваемо всеми, кто бывал в этом священном саду в Иерусалиме.

А ее объемные картонные работы из цикла «Петербург Достоевского» были на выставке в Государственном Русском музее. «Преступление и наказание», где на каждой стороне куба сцена из романа — и продавленный диван Раскольникова, и кабинет Порфирия Петровича, и комната Сони Мармеладовой. «Рогожин и Мышкин» — на цилиндрах у одного сплошные глаза, «горящий взор», а у другого — трепетные руки. «Поломатая» жизнь Настасьи Филипповны — одна призм проткнула другую.

Энтузиасты искусства Семен и Татьяна, которые привезли работы Елены в Ригу, признаются, что творческих планов по заполнению этого творческого пространства у них много. А сейчас они просто наслаждаются:

— Мы узнаем родной город в ее коллажах — в Питере может быть лето, а потом неожиданно по Неве может пойти ладожский лед!

Коллаж — сравнительно молодой жанр, дитя ХХ столетия, когда художники искали новые средства выражения своих мыслей, чувств, переживаний. Основоположником этой техники считают французского художника–кубиста Жоржа Брака. В 1915 году он первым попробовал приклеивать на картон полоски цветной бумаги, а потом к нему присоединился Пабло Пикассо. В ход пошли газетные статьи, обрезки обоев, визитки, металлические стружки. Художники в полной мере насладились игрой в этой технике.

Нашей Елене тоже достаточно одной цветной бумаги. Она часто ее просто рвет руками, отчего получаются нечеткие, трепетные, расплывчатые очертания объектов. Елена преподает специализацию «гравюра» в Институте декоративно–прикладного искусства и курс дизайна в Центре детского технического творчества Санкт–Петербурга.

— Так получилось, что я увлеклась в своем преподавании японскими методом, развивающим творческие навыки детей, — делится Елена. — После войны в Японии кардинально поменяли подход к воспитанию юного поколения — никакого милитаризма, не очень их строжили, дозволяя рвать бумагу и делать фантазийные работы.

Моя мама была востоковедом, вела предмет «История искусства Востока» в нашей Академии художеств, состояла в Обществе японско–советской дружбы. И я нашла у мамы книжечки по послевоенному методу творческого обучения японских детей — взяла его на вооружение.

Почему мне полюбился коллаж — я много занималась печатной графикой, и мне все время хотелось сделать «одноразовую гравюру». Ведь там четкие очертания и нет живописных переходов. И сейчас, пока я делаю свои коллажи, можно в процессе поменять много деталей, уточнить образы, что–то выбросить. Обычно, когда работаю, пол вокруг меня постепенно покрывается грудой рваных бумажек…

Делала много иллюстраций, и сейчас у меня литературные образы везде: в «Стихах Заболоцкого», «Немецкой сказке», «Стихах Евтушенко», «Песнях Бачурина».

Нас в академии учили жесткой композиции, но время меняет наше представление о ней, и у меня уже другой, неакадемический подход к этому. Раскладываешь бумажки и прикидываешь, какая гамма будет у работы, где на картоне придется динамический удар, где — темные пятна. Где–то у меня радиальная композиция, где–то горизонтальная, вертикальная.

Приглашаем на выставку художницы до 7 июня включительно, с 12 до 18 часов каждый день, в пятницу с 12 до 17 часов, понедельник — выходной.

Читайте также:
Еще в 2012–м во Всероссийском музее декоративно–прикладного и народного искусства в Москве побывала уникальная латвийская экспозиция "Рижский ...
С него началась в СССР художественная шелкография
Отличительная черта экспозиции Ивара Аустера "Наблюдение за пейзажем", которая выставлена в Латвийском фотомузее, — интерактивность.
На выставке, которая проходит в галерее Istaba с названием "Так сказать, есть о чем побеситься", вы найдете свой "Уголок детства".
В Риге, в Доме Менцендорфа, проходят большие гастроли Санкт–Петербургского музея восковых фигур.
Инженер–строитель из Риги Алла Дзевалтовская не мыслит свою жизнь без коняшек: регулярно ездит верхом и мечтает стать хозяйкой собственной конюшни.
.