Архив газет "СЕГОДНЯ" и "ЧАС" за 2009-2013 годы. Актуальную версию сайта смотрите на VESTI.LV

16 Ноября, Пятница

Что рассказали и скрыли мемуары штурмбаннфюрера Хазнерса

  • PDF

05_hazners-1В процессе работы над документальным фильмом «Ostland. Ночь под свастикой» я проработал ряд исторических свидетельств с обеих сторон фронта. Разумеется, рамки фильма протяженностью час с четвертью не позволили включить все материалы той эпохи.

Попробую же отдельно рассказать: как офицер Латвийской армии стал вначале шефом полиции, затем легионером СС, ну а потом уважаемым руководителем Daugavas Vanagi и избежал приговора за военные преступления.

«Разбить на русских базах войска»

Объемистый том в переплете с золотым тиснением — книга воспоминаний Вилиса Хазнерса «Башни насилия», выпущенная в США в эмигрантском издательстве Vaidava в 1977 году. Автор детальнейшим образом описывает свое происхождение, семью, прохождение по служебной лестнице. В 34 года капитан Хазнерс попал в последний выпуск Высшей военной школы — в декабре 1939 года. И вот какие настроения были у офицерства, когда в Латвии уже расположились военные базы СССР (стр. 234):

«Нужно было думать, как сражаться на двух фронтах: против русских на востоке и на западе. Ни у кого не было сомнений, что русские нашу землю больше никогда не оставят, об этом свидетельствовала их бравурность и стремление испортить всю нашу жизнь». «Первой целью планов подготовки было разбить имевшиеся на русских базах войска, притом это нужно было сделать в быстром темпе, чтобы после этого все свои вооруженные силы перевести на восток». По свидетельству Хазнерса, «происходили переговоры с эстонцами, — там согласования и разработки планов шли успешно, но труднее было с литовцами — те были безнадежней…»

05_hazners-2Ну а что это, как не подтверждение высказанного советским ультиматумом нарушения договора 1939 года? Хазнерс даже и не предполагал, о чем он проговорился в эмиграции! Интересную роль играли немцы: «Оттуда к нам все больше приходили обнадеживающие вести, что столкновение между Германией и Россией неизбежно, и наши друзья в Германии нас успокаивали потерпеть, не ввязываться в военные испытания и ожидать событий, которые скоро придут. Были и у руководящих мужей нашей армии установлены связи с начальственными лицами Германского государства, и это нас также отговорило от „сбрасывания русских в море“ (стр. 238–239).

Ультиматум и вхождение войск СССР Хазнерс с сослуживцами встречает в штабе — несколько дней подряд жжет секретные документы. Передохнув на даче, приступает к службе новому режиму — перенимает от советского офицера учебную литературу на русском языке, обмениваясь с ним папиросами. Ничего страшного в русских нет — зато много бардака. Хазнерс увольняется из армии, но связь с военным делом сохраняет. Будучи инспектором военного обучения ремесленных училищ, участвует в нелегальной организации, свившей сеть также в 24–м территориальном корпусе. Хазнерса арестовывают сразу после начала войны — но не потому, что вскрылась подпольная деятельность, а из–за участия в деятельности скаутов в 30–е годы. В Центральной тюрьме он просидел пять дней и был освобожден во время наступившего безвластия перед входом в Ригу немцев.

Золотые деньки

„Все дома были украшены флагами, — описывает В. Хазнерс первый день нацистской оккупации. — На улице Бривибас даже видел сохраненные флаги на высоту четырех этажей, и, мне на удивление, на многих домах даже развевались флаги Германии… Солдаты были увенчаны цветами, у них в руках были коробки шоколада, даже бутылки коньяка. Вся Рига праздновала!“ (стр. 268).

Хазнерс тут же формирует вооруженный отряд, чтобы перерезать путь отступления красноармейцам в районе Зиемельблазмы и Мангали. Капитан Штейнбергс пытается образумить бывшего сослуживца: „Ты не делай глупостей — сейчас на улицах уже валяются министерские портфели!“ Позднее он и стал генеральным директором сообщения» (стр. 269). Вот какое приподнятое настроение царило у национально настроенных военных. «9 июля меня разыскал полковник–лейтенант Осис и попросил, чтобы на следующий день я явился в штаб Вейсса. Вейсс сейчас формирует латышские боевые подразделения, и для меня будет какое–то предложение должности» (стр. 271).

И вот что занятно — на описание дальнейших «самых легких дней моей работы во время Второй мировой войны» (стр. 276) Вилис Хазнерс тратит всего ШЕСТЬ страниц. Заметим, речь идет о достаточно продолжительном периоде — с июля 1941 по октябрь 1942 года. То есть все время создания Рижского гетто и уничтожения его обитателей, период массовых репрессий против «красных» латышей и людей других национальностей. Наконец, время отправки первых полицейских батальонов на Восточный фронт. Разговорчивость как–то изменяет Хазнерсу.

Точно так же скуповато он описывает свою деятельность на посту полицейского начальника Абренского уезда, где «особо активны стали русские партизаны». Так или иначе, это были «веселые дни работы и взаимопонимания в далеком латгальском краю» (стр. 285). А именовался Хазнерс просто пышно: Major der Schutzmannschaft des Einzelndiebstes und Kommissarische Kreispolizeischef von Abrehnen (cтр. 287). Он организует т. н. «шуцманов класса С» — на основе бывших айзсаргов (именно такое подразделение было разгромлено отрядом Василия Кононова). Результат: «Нам отлично удалось ограничить деятельность партизан».

Из полицая — в легионеры

05_hazners-3В апреле 1943 года В. Хазнерс направлен на должность адъютанта учебного полка легиона (впоследствии — 32–й добровольческий полк гренадеров СС) в поместье Паплака. В ноябре, закончив обучение, полк высадился из эшелона уже в России, на станциях Пустошка и Маево, «для обеспечения тыла немецкого фронта, ибо его тыловые службы уже не справлялись с русскими партизанами» (стр. 305).

Накануне 16 марта 1944 года все также начиналось весело — на командный пункт Хазнерса, который уже командовал батальоном, пришли офицеры–легионеры, «неся с собой три полных ведра водки и много котелков с жареными утками и гусями» (стр. 326). Однако только пошла пьянка, как прозвучала тревога. «Иван видит на высоте 93,4». Против частей 1–й ударной армии, однако, Хазнерс сделать ничего не смог: «Отложили атаку на следующий день, решив, что утро вечера мудренее» (стр. 330). То есть собственно 16 марта ничего судьбоносного не произошло. Да и потом легионерам надолго не удалось остаться на захваченной русской земле. Наверное, поэтому одна из главок про бои на реке Великой названа Хазнерсом «У кого трясутся штаны?» (стр. 332).

А 19 августа 1944 года Хазнерс навсегда отплыл из Риги в Германию. Впоследствии он перебрался в США, где жил в обществе детей и внуков, возглавляя организацию ветеранов легиона Daugavas Vanagi и заседая во всяческих президиумах антикоммунистических форумов холодной войны. Дабы, как он требовал, «стремиться повернуть все общественное мнение Запада от нынешнего пути сосуществования и добиться, чтобы имя Латвии и нашего народа не исчезало бы из повестки дня парламентов великих держав» (стр. 595–596). На 70–летие товарищи по борьбе подарили Хазнерсу золотой меч — об этом он также пишет в своей книге, где воспроизведен наградной лист штурмбаннфюреру с факсимиле самого Адольфа Гитлера.

Неподсудный

В 70–х годах Хазнерс решает уйти в тень: «Все вопросы решали с коллегой Рамансом по телефону — и понемногу уже начали ликвидировать наши банковские счета, архив комитета и другие связанные с работой дела» (стр. 597). Ну, хранить секреты Хазнерс умел — недаром же после окончания Высшей военной школы его первым карьерным предложением была разведка против СССР.

Однако в годы разрядки им всерьез заинтересовались охотники за нацистами — американский OSI — Офис специальных расследований. «Вилис Хазнерс впервые появился в списках военных преступников в конце 40–х годов», — констатирует эмигрантский историк Андриевс Эзергайлис (Latvijas AvIze, 21.05.2011). В 1976 году, однако, «все уголовные обвинения адвокат Хазнерса отразил, доказав, что это было невозможно, что он не носил такой униформы, что не был с таким цветом волос, какой приписал ему свидетель» (на процессе против Хазнерса давали показания семеро выживших евреев). «Ему также повезло, что юристы OSI не были достаточно информированы о Латвии», — отмечает Эзергайлис.

Так или иначе, Хазнерс дожил до 1989 года в спокойствии. Уйдя в мир иной, передал эстафету «Даугавских ястребов» молодежи — результаты нам известны.

ГДЕ НАЙТИ ФИЛЬМ

По просьбе читателей фильм «Ostland. Ночь под свастикой» доступен на ресурсе Youtube.com (ввести название в поисковую строку), Imhoclub.lv и Rutracker.org (раздел «Документальные DVD–фильмы», необходима регистрация).

Читайте также:
Как небольшая североевропейская страна была наказана за свою "абсурдную языковую политику"
Читайте Булгакова, чтобы понять, что происходит на майдане
В Первую мировую войну генерал Плеве на два года отсрочил падение Риги
Он бы и Австралию к Курляндии присоединил!
(Окончание. Начало в № 5 от 9 января.)
Из сумерек истории
.