Вернуться Печатать

Банк ABLV обречен?

Анатолий Тарасов 08:59 22.02.2018

Один из крупнейших банков Латвии обвинен в отмывании денег Северной Кореи, а глава Банка Латвии задержан по обвинению в коррупции — о том, как развивался финансовый скандал и чего следует ждать дальше, рассказывает Bloomberg.

Министерство финансов США 13 февраля заявило, что третье по размеру кредитное учреждение Латвии, банк ABLV, сделал «основой» своего бизнеса отмывание денег. Согласно заявлению минфина, банк стал приманкой для организованной преступности, коррупционеров и тех, кто желал избежать последствий санкций, включая ядерную программу Северной Кореи.

 

После этого клиенты начали покидать ABLV, а Европейский центральный банк (ЕЦБ) велел Латвии заморозить платежи попавшего под подозрение банка. ABLV отверг все обвинения, заявил, что предпринимает шаги для предотвращения отмывания денег, и обещал работать совместно с минфином США.

 

Илмарс Римшевичс, который также входит в правление ЕЦБ, был задержан на 48 часов Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией во обвинению в вымогательстве и получении взятки. Римшевичс, который был выпущен под залог, отверг эти обвинения как попытку дискредитировать его. Он отказался подавать в отставку, несмотря на то, что к этому его призвали президент, министр финансов и спикер Сейма.

 

Также Римшевичс выдвинул ряд встречных обвинений против нескольких банков, включая Norvik Banka, владелец которого обвинил его в вымогательстве. Римшевичс назвал эти обвинения ложными.

 

Латвия, постсоветская страна с большим русскоязычным меньшинством, получила независимость в 1991 году и вступила в ЕС в 2004 году, и ее банки с самого начала служили магнитом для наличности. Хотя это помогло развитию банковского сектора страны, такие группы как Организация эко­но­ми­чес­ко­го сот­руд­ни­чест­ва и развития (ОЭСР) давно выражали обеспокоенность из-за риска отмывания денег и слабого контроля над деятельностью банков.

 

Приток наличности усилился в 2012 году, когда экономические проблемы Кипра заставили богатых вкладчиков из бывшего СССР искать альтернативные оффшоры. Латвия частично остановила этот тренд в 2015 году, когда начала попытки вступить в ОЭСР — часть банков были оштрафованы, а некоторые закрыты. В прошлом году количество иностранных вкладов снизилось на четверть.

 

За последние два десятилетия в стране было несколько крупных банковских скандалов. Латвийские банки обвиняли в отмывании части денег, похищенных из банковской системы Молдавии в 2015 году, в выводе 20 миллиардов долларов из России в период с 2010 по 2014 года, и в коррупционном скандале со скандинавской телекоммуникационной компанией.

 

В этих скандалов были и жертвы. Trasta Kommercbanka, обвиненный в выводе российских денег, был закрыт в 2016 году, хотя отрицал все обвинения. Privatbank получил штраф в 2 млн евро за участие в молдавской схеме. В прошлом году, пять латвийских банков согласились заплатить штрафы за то, что не собрали достаточной информации о транзакциях в сделках, связанных с Северной Кореей.

 

Министр финансов Дана Рейзниеце-Озола заявила, что задержание главы Банка Латвии и скандал с ABLV негативно повлияли на репутацию страны. Минфин Латвии изменил свою кредитную стратегию и в ближайшее время воздержится от операцию по рефинансированию.

 

Агентства Moody и Standard and Poor выставили кредитный рейтинг Латвии на уровне А3 (это седьмая по величине оценка). Шведский банк SEB, латвийское отделение которого является одним из крупнейших в стране, считает, что финансовый рынок Латвии «стабилен».

 

ЕЦБ проинструктировал Комиссию рынка финансов и капитала (КРФК) о том, что необходимо наложить мораторий на ABLV — банку временно запрещено выполнять платежи. Такая мера была предпринят впервые в истории ЕЦБ.

 

Приостановка платежей — противоречивая мера, потому что она потенциально может повредить контрагентам банка. Когда в 2015 году Австрия приостановила платежи Heta Asset Resolution, компании, созданной для сворачивания деятельности разорившегося банка, германские кредиторы понесли серьезные потери, а одному даже потребовалась финансовая помощь.

 

При этом в банки ЕС предпочитают гибкие меры, такие как моратории, потому что это помогает сэкономить время и не позволяет кредиторам бежать от проблемного банка, приводя его к гибели. Банковские законы ЕС в настоящее время не позволяют европейским властям вводить такие запреты напрямую, однако такое право есть у национальных регуляторов.

 

ЕЦБ не потребовал бы моратория, если бы ситуация не была серьезной. Депозиты — не единственный источник финансирования, но банку для работы необходимо доверие клиентов и контрагентов. В исключительных случаях ЕЦБ также может признавать банки банкротами или близкими к банкротству, что означает, что они переходят в область ответственности еврозоны.

 

Обвинения в отмывании денег обычно рассматривают власти страны, однако решение о том, отнимать ли у банка лицензию, остается за ЕЦБ. В любом случае минфин США может закрыть ABLV доступ к финансовой системе США, что нанесет банку сильный удар.

Вернуться Печатать