Вернуться Печатать

Германия держится за трубу Путина мертвой хваткой

Анатолий Тарасов 11:09 26.02.2018

Германия последовательно отстаивает «Северный поток — 2». Берлин исходит из того, что этот проект не противоречит поправкам к Газовой директиве (Третий энергопакет ЕС), предложенным в ноябре 2017 года. Свою правоту немецкие партнеры готовы отстаивать в суде.

Глава директората по внутренним энергетическим рынкам Еврокомиссии Клаус Дитер Борхардт на слушаниях в комитете Европарламента заявил, что поправки Еврокомиссии к Газовой директиве не запрещают строительство «каких-либо газопроводов, в том числе «Северного потока — 2».

 

Этот проект предусматривает прокладку двух ниток газопровода общей мощностью 55 миллиардов кубометров газа в год из России через Балтийское море в Германию. Строительство начнется летом и завершится в 2019 году. Новый маршрут транзита голубого топлива пройдет параллельно действующему трубопроводу «Северный поток».

 

Проекту оказывают мощное противодействие США. В марте 2016 года Венгрия, Латвия, Польша, Румыния, Словакия, Чехия, Эстония и Литва солидарно выступили против нового газопровода. С их подачи появились поправки к Газовой директиве, которыми недоволен Берлин.

 

Позиция, с которой выступил Борхардт на слушаниях в Европарламенте, основана на выводах немецких юристов, давших оценку скандальному документу. Они назвали поправки к Газовой директиве «неприменимыми ни с точки зрения европейского, ни с точки зрения международного права».

 

Предлагаемые изменения создают предпосылки для получения Брюсселем эксклюзивных полномочий регулировать внутренний рынок топлива. Прежде область межправительственных соглашений находилась в компетенции отдельных стран ЕС, указано в заключении.

 

Но главное — эксперты пришли к выводу, что поправки не могут распространяться на «Северный поток — 2», так как инвестиционное решение по проекту принималось значительно раньше и финансирование уже началось. Закон же, как известно, обратной силы не имеет.

 

Впрочем, европейцы порой меняют правила по ходу игры, чтобы получить желаемый результат. В конце ноября прошлого года парламент Дании принял закон, позволяющий правительству разрешать или запрещать строительство трубопроводов, проходящих через территориальные воды, без каких-либо объяснений, руководствуясь интересами национальной безопасности и внешней политики.

 

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов напоминает, что Дания изменила национальное законодательство уже после того, как получила заявку на одобрение прокладки труб «Северного потока — 2» вблизи острова Борнхольм.

 

Очевидно, что  датчане сделали это только для того, чтобы получить некие правовые основания запретить проект «Газпрома». До этого у Копенгагена был лишь один формальный повод возражать против газопровода — якобы он может угрожать экологической безопасности региона.

 

Еврокомиссия тоже пытается протолкнуть поправки в Газовую директиву задним числом, говорит сотрудник юридической фирмы «Хренов и партнеры» Александр Костин. Этот документ увязывает строительство «Северного потока — 2» с выполнением «Газпромом» ряда условий. Среди основных требований — недискриминационное установление тарифов на прокачку топлива, доступ в «трубу» третьих сторон, разделение деятельности по продаже и транспортировке газа.

 

«Подобные обременения снижают экономическую целесообразность проекта. Это может послужить основанием для обращения с иском в государственные суды, а также в международный коммерческий арбитраж», — считает Костин.

 

Одним из вариантов отстаивания интересов со стороны европейских компаний, участвующих в проекте, может стать обращение в Суд ЕС. В Договоре о функционировании Европейского союза определено, что правом подать иск обладают физические или юридические лица, права и законные интересы которых нарушены Еврокомиссией.

 

Исполнительный директор Nord Stream 2 Маттиас Варниг на днях подтвердил готовность обратиться  в суд. По его словам, инвестиции в проект уже составили около пяти миллиардов евро. Финансирование проводилось в строгом соответствии с требованиями действующего законодательства. «Если ЕС изменит правила в ущерб компании, то мы поставим вопрос о компенсации», — предупредил Варниг.

 

В борьбе за «Северный поток — 2» Берлин — главный союзник Москвы. Поддержка обеспечена на высшем уровне. Канцлер ФРГ Ангела Меркель, принимая на прошлой неделе польского премьер-министра Матеуша Моравецкого, вновь выступила с заявлением о том, что для Германии это исключительно экономический проект, который не представляет опасности для диверсификации поставок энергоресурсов в Европу.

 

Моравецкий высказал прямо противоположную точку зрения, что вполне объяснимо. Польша планирует к 2022 году построить собственный газопровод Baltic Pipe («Балтийский трубопровод»). Проблема в том, что зарубежным инвесторам польский проект неинтересен. Еврокомиссия, ранее обещавшая 300 миллионов евро, не так давно сократила финансирование более чем в десять раз.

 

На поддержку Берлина Варшава едва ли может рассчитывать. Дело в том, что у немцев большие виды на «Северный поток — 2». После ввода в эксплуатацию газопровода Германия сможет напрямую получать из России в общей сложности до 110 миллиардов кубометров голубого топлива в год.

 

При этом значительные объемы газа будут поставляться в соседние страны. В результате Германия через год-полтора превратится в крупнейший газовый хаб ЕС. Единственное препятствие — Третий энергопакет ЕС, над устранением которого Берлин сегодня активно работает.

 

 

Игорь Наумов

Вернуться Печатать