Вернуться Печатать

Исторические тату Натальи Викторовны

газета Сегодня 18:18 13.09.2017

«На гуманитарные специальности русские не идут»

С таллинской учительницей Наташей Сахаровой мы познакомились в Петербурге на конференции по 1917 году. Ее невозможно было не заметить в группе товарищей — громкий поставленный голос, иссиня–черные волосы (она наполовину осетинка) и… татуировки. Как она сама объяснила — древнеславянские. 

 

Разумеется, мы не упустили представившуюся возможность познакомить читателей «СЕГОДНЯ» с представительницей современного поколения русской школы в Балтии.

 

История как сказка

 

— Уважаемая Наталья Викторовна, почему такой выбор профессии — прямо скажем, непростой — в независимой Эстонии?

 

— Я решила стать учителем истории в Советской Эстонии, будучи ученицей 6–го класса. Поступила в Псковский пединститут тоже еще в Советском Союзе. А вот закончила его, когда Эстония стала независимой. В то время вопрос «правильной» истории еще не стоял, поэтому я благополучно вернулась в свою родную школу в Валге и начала сеять разумное, доброе, вечное!

 

— Вы преподаете всемирную историю и историю своего государства. В какой пропорции они сопрягаются, в зависимости от классов?

 

— В Эстонии достаточно гибкая система преподавания. Есть обязательные для изучения темы, но нет указания необходимого количества часов для каждой из них. Это дает возможность учителю самому решать, в какой последовательности и как долго он изучает ту или иную тему. История Эстонии в основной школе не изучается как отдельный предмет. В гимназии из шести курсов истории два отведены чисто на историю Эстонии. В 6–м классе по государственной программе изучается Древний мир, поэтому об Эстонии не говорим. В 7–8–х классах Эстонии отведено примерно 20–30% материала, в 9–м классе немного больше 30–40%. 

 

— Где вы проводите внеклассные занятия по истории?

 

— Везде, где есть возможность! Музеи, Старый город, экскурсии — как по территории Эстонии, так и в другие государства. Например, тему средневековых замков я всегда преподаю на выездной экскурсии по замкам Эстонии и Латвии. Кстати, в начале октября мы опять будем у вас в гостях. 

 

— Как ученики воспринимают исторические факты? Что они легче или труднее всего понимают?

 

— Грустно! История не основной предмет в школе, а с недавних пор он даже не экзаменационный. Поэтому и отношение к нему у ребят вторичное. Можно каждый день рассказывать, как история важна для воспитания молодежи и формирования мировоззрения, как она формирует и социализирует личность. Но от этого ничего не изменится. 

 

Все чаще исторические события ученики воспринимают как сказку, т. е. как нечто нереальное–вымышленное, а значит, и воспринимать всерьез предмет не стоит. Легче воспринимается материал «бытовой» истории. А международные отношения и все события XIX–XX веков понимаются с трудом. Но, разумеется, все люди разные! А это значит, что интерес к истории прежде всего зависит от учителя. Если учитель сам болеет предметом, то и ученики будут воспринимать предмет как важный.

60:40 — чёрная дыра

 

— В Латвии история служит одним из вопросов при экзамене на гражданство, а как с этим у вас?

 

— В Эстонии экзамен на гражданство предполагает только знание эстонского языка и знание конституции Эстонии. Как учитель не только истории, но обществоведения и права, и я преподавала натурализуемым, но не историю, а основы государственного устройства.

 

— Известно, что в Эстонии также произошел переход к модели 60:40 в преподавании предметов — на эстонском и русском языках соответственно. Каковы результаты в плане успеваемости, поступления в вузы?

 

— Никаких толковых исследований не проводилось, потому что государство получило бы отрицательный результат. Статистики изменения результатов тоже нет, потому что отменены экзамены и по истории, и по обществоведению за гимназическую ступень. Учителя, преподающие по–эстонски, не проводят никакие срезы знаний. Поэтому понять уровень владения материалом невозможно. Можно судить только по разговорам самих учеников, а как говорит большинство: история и обществоведение на государственном языке — черная дыра!

 

Что касается поступления, то тут тоже все предельно понятно: на гуманитарные профессии выпускники русских школ больше не идут. Процент поступающих на юридические или управленческие факультеты минимален. Зато увеличился процент поступающих на эти факультеты в российские вузы.

 

Но есть исключения…

 

— Каким образом ваше учебное заведение, за исключением ваших предметов, продолжает преподавать по–русски?

 

— Во–первых, Линнамяэский лицей, в котором я преподаю, так и называется — Русский лицей. Во–вторых, в Эстонии по закону преподавание в основной школе на русском языке разрешено. В–третьих, лицей получил право преподавать по–русски и на гимназической ступени — по решению городского собрания Таллина. Запущена пилотная программа, которая предоставит трем школам возможность качественного преподавания и самостоятельного выбора языка обучения по каждому предмету, а также повышения уровня эстонского языка абитуриентов до категории С1 в течение ближайших шести лет. 

 

Основные цели нововведения — это качественное преподавание предметов без привязки к обязательному языку обучения, а также повышение в течение ближайших лет уровня знания эстонского языка. Сейчас образование в русской гимназии дает базу знания языка на уровень В2, что явно недостаточно для получения высшего образования в Эстонии. В пилотной программе участвуют три школы: Таллинский Линнамяэский Русский лицей, Таллинская Кесклиннаская русская гимназия и Ласнамяэская гимназия. На реализацию данного проекта ожидается государственная поддержка в размере 250 000 евро в год для каждой школы. Но есть проблема: в моем лицее ничего не изменилось. История и обществоведение как преподавались на эстонском, так и преподаются. По мнению администрации, на этих предметах дети будут практиковать государственный язык.

 

— Где учатся ваши выпускники? Осваивает ли кто–то историю по–русски? Где вообще в Эстонии можно учиться в вузе на русском языке, кроме филологического факультета в Тартуском университете?

 

— Большая часть выпускников поступают в технические вузы и медицинские. 1/3 выпускников уезжают учиться в Данию, Великобританию, Швецию и Россию. На русском языке учиться можно только в частных вузах. Не помню, чтобы кто–то пошел учиться на исторический факультет. Профессия учителя вообще в Эстонии непопулярна, а история как наука находится в состоянии глубоко больного пациента… психиатрической лечебницы.

 

Николай КАБАНОВ. 

Вернуться Печатать