Вернуться Печатать

Неделя 12—18 октября в зеркале латвийской прессы 1993 года

 10:01 12.10.2009

В Литве был убит редактор газеты Respublika, Латвия прощалась с латвийским рублем и мечтала избавиться от Скрундского локатора, а Гунтис Улманис был уверен, что следующий президент обязательно будет избран всенародно.

 Громкое убийство редактора

13 октября 1993 года рано утром в Вильнюсе был застрелен один из издателей и редакторов популярной литовской газеты Respublika Витас Лингис. Преступник (или преступники), сделав три выстрела в голову возле дома редактора, когда тот садился в машину, скрылся. «Те, кто стрелял, отлично знали, что стреляют в мозговой центр и дух темы преступности, — полагал заместитель Лингиса Ритас Стасялис. – По нашему мнению, это расправа и угроза другим журналистам». Ранее была сожжена загородная усадьба Лингиса, ему угрожали также взорвать автомобиль.

33-летний Витас Лингис работал в газете с ее первого номера, вышедшего в 1989 году и был одним из трех совладельцев. По поводу этого громкого убийства у президента Литвы А.Бразаускиса было созвано срочное совещание. Вице-председатель Сейма Литвы Э.Бичкаускас оценил происшедшее как «прямое покушение на основы демократии в Литве». Зам главного редактора газеты Tiesa считал, что журналисты должны «серьезно вооружаться».

Латвийские коллеги по поводу убийства Лингиса выступили с заявлением, выражая свое потрясение по поводу таких попыток оказания давления на свободу слова: «И правительство, и общество, и журналисты должны осознать, что, стреляя в журналистов, целятся в демократию. Наша задача – не отступить перед лицом этой опасности. Мы скорбим вместе с журналистами Литвы и обязуемся продолжить начатую Витасом Лингисом работу».

Заявление латвийских журналистов подписали Сармите Элерте (Diena ), Александр Блинов («СМ-Сегодня»), Юрис Пайдерс (Dienas bizness) и многие другие руководители латвийских изданий.

Свободу Рубиксу!

13 октября 1993 года Рига отметила 49-ю годовщину освобождения Риги от немецко-фашистских захватчиков. На митинге, состоявшемся у памятника Освободителям, который организовало движение «Равноправие», на плакатах были надписи: «Старая гвардия не сдается!» Несмотря на ненастную погоду, у памятника собралось несколько сот участников, среди которых было как никогда много латышей. Ораторы затронули проблемы бедственного положения пенсионеров в ЛР, разрастание «ультранационалистического синдрома». А еще в течение пяти минут вся площадь скандировала: «Свободу Рубиксу!»

Права человека в Латвии: равняемся на Швецию или на Бирму?

Для описания ситуации в Латвии инструментарий, связанный с концепцией прав человека, вряд ли является подходящим, был убежден в 1993 году Борис Цилевич, ведь многие ключевые проблемы просто никак не формулируются в терминах прав человека:

— Фактически большинство конвенций, особенно базовые, имеют декларативный характер, пояснял он в «СМ-Сегодня». В них сформулированы скорее общие принципы и цели, чем конкретные правила и рецепты. Например, ст.1 Всеобщей декларации прав человека гласит: «1. Каждый человек имеет право на гражданство. 2. Никто не может быть произвольно лишен своего гражданства или права изменить свое гражданство». В отношении латвийских неграждан это требование явно нарушено. Кто несет за него ответственность? Власти Латвии считают, что они тут ни при чем, властей СССР вообще больше не существуют...

Фактически основные документы по правам человека носят запретительный характер: государство не должно делать то-то и то-то по отношению к конкретному человеку. Они хорошо работают тогда, когда государство искренне стремится следовать тому гуманистическому смыслу, который в эти нормы заложен. Сознательно лицемерный подход позволяет без труда эти требования обходить.

Фактически любой международный договор или соглашение представляют собой акт сознательного и добровольного отказа государства от части своего суверенитета. Как правило, приемлемость договора определяется чисто прагматически, сравнением «убытков» от собственных уступок суверенитета и выгоды от ограничения суверенитета других государств.

Существуют и определенные механизмы реализации и способы нарушения прав человека. Чтобы правозащитная норма была реализована на практике, государству необходимо принять определенные меры на трех уровнях: эта норма должна быть зафиксирована в национальном законодательстве, должна быть разработана и принята система подзаконных нормативных актов и, в-третьих, конкретные чиновники должны полностью соблюдать эти законодательные и подзаконные акты. И на каждом из этих уровней возможны нарушения прав человека.

 

Проще всего проверить законодательный уровень. Сложнее контролировать уровень подзаконных актов – это считается внутренним делом государства. Зачастую ведомственные постановления и инструкции имеют грифы «Секретно».

И наконец, сложнее всего контролировать конкретную политику – это прерогатива национальной системы судебного и прокурорского контроля. Фактически в области контроля за соблюдением прав человека в мире сформировался двойной стандарт. Нет ни одного государства, где все права человека стопроцентно соблюдались бы.

Так, Швеция относится к числу рекордсменов по количеству дел, проигранных в Европейском суде по правам человека. С этой точки зрения Латвии совершенно нечем гордиться, что «конкретных нарушений прав человека не установлено». Фактически каждое государство само определяет возможности мирового сообщества контролировать ситуацию с правами человека на своей территории. Нам самим нужно решать, на какую высоту мы хотим установить планку.

Прощай, латвийский рубль!

18 октября состоялось прощание с латвийским рублем. И хотя об этом историческом дне было сообщено за месяц, люди держали их до последнего и теперь мучились в длинных очередях в Банке Латвии, пытаясь обменять. В общей сложности в последний день было обменено рублей на сумму 11,4 миллиона.

Между тем положение в стране было неоднозначное. Заводы и фабрики стояли в упадке. У населения иссякли запасы обуви, одежды и всего прочего. А инвестиции в латвийскую промышленность и создание новых рабочих мест не предвиделись. Полно золота было у Минфина. Не обижен был и Банк Латвии (активы за границей – 340 млн. латов; золото и СКВ – 336 млн. латов). Множество муниципальной собственности было у самоуправлений. Ситуация смахивала на эпоху развитого социализма: государство было богатым, население – нищим.

Группа экспертов PDW видела один из выходов в организации внутреннего займа, предлагая использовать в качестве обеспечения золото, которое который год лежало без движения. Эксперты подчеркивали, что хорошо бы вообще вернуть деньги Банка Латвии на родину и размещать их в местных коммерческих банках, вместо того чтобы подкармливать западные банки, которые инвестировали достояние Латвии в западную же экономику.

В 1993 году в руки частников перешло всего лишь 2,7% от намеченного. 2/3 приватизационных комиссий так и не приступили к работе. Эксперты были уверены, что это происки не мафии, а горе-чиновников, по своему бюрократическому пофигизму переплюнувших даже коллег-россиян.

В эти дни исполнилось 100 дней президентства Гунтиса Улманиса. «Сто дней и ни одного легкого, — прокомментировал он этот юбилей. – Нет ничего важнее, чем поиск сотрудничества между парламентом, правительством и президентом. Я считаю, что президент Латвии должен быть избран всенародно, и уверен, что следующий будет избран именно так». Результат нам известен.

Там люди как люди, а здесь...

Аустра Болшевица, председатель Общества российских латышей, вернувшаяся из поездки в Сибирь, где она встречалась со своими соотечественниками, рассказала о своих впечатлениях и планах:

— Перед отъездом я встретилась с Гунтисом Улманисом. И он сказал: «Передайте им, пусть возвращаются – нечего им там делать!» Когда теперь я говорю это депутатам, они отвечают: «Раз президент так сказал, пусть сам и занимается их возвращением». И так всегда. То, что я человек второго сорта, я уже поняла. Они в глаза улыбаются, обещают помочь, а на самом деле с нами не считаются. Раньше я говорила «мы». Теперь называю их «они». Раньше я гордилась, что я латышка, а теперь...

То, что они творят, – это геноцид латышского народа. Где это видано, чтобы латыш, возвращаясь на родину, не то что гражданство не получал, но чтобы его через границу не пропускали! Неделю назад приехал из Жигулевска Таливалдис Бигге. Ему вернули дом в Сигулде. Пожилой человек, очень больной, ссылку пережил. Его отказались пропустить латвийские пограничники, пришлось покупать визу за 20 долларов. Жене его сказали, чтобы она возвращалась обратно, так как она русская. «Аустра, никого не зови в Латвию», – сказал он мне.

Поездка в Сибирь очень многое во мне повернула. Вернувшись, я поняла, в каком мы ужасном положении. Там люди как люди. А здесь... Российские латыши отличаются широтой души и открытостью. К ним относятся с большим уважением за их трудолюбие, честность и чистоплотность. И местное население не то что не гонит — их не хотят отпускать в Латвию.

По данным последней переписи населения, в России проживало 70 тыс. латышей. В России действовало 51 общество российских латышей. Общество российских латышей было единственным в Латвии, которое выполняло работу по репатриации. А организованный Фонд по переселению латышей, созданием которого занималась Партия зеленых и куда вошли все правящие коалиции и партии, собирался содействовать возвращению только западных латышей да еще на деньги США и других стран, поясняла Болшевица.

«Радионяня» Скрундский локатор

В октябре 1993 года репортаж из Скрунды был еще актуален и пока еще достаточно сенсационен. Обитатель единственного фермерского дома в зоне (уезд Сиексате) давно жаловался, что спать не может: кошмары замучили – все кажется, что мчится на него грузовик и он снова и снова падает под колеса. И хоть сновидения фактом не назовешь, но вот животные точно не обманут.

 

«Зомби» травы не щиплет – это местные говорили о коровах, которые отправлялись попастись на сочный лужок поблизости от локатора, да не тут-то было. Свихнулись буренки: наденешь им на шею цепь – весь день стоят не шелохнутся. Сменишь цепь на ремень — жуют травку за милую душу.

У многих рядом с «радионяней», как окрестили Скрундский локатор, голова делается свинцовой. Корреспондент, погулявший четверть часа рядом с локатором, отметил, что глаз видит с четкостью негатива, только цвета никнут, окрашивая все бурым. Местные подтверждают, что побывать под «электромагнитным дождем» — все равно что выпить крепкого кофе: сначала прилив энергии, потом истощение. Зато после посещения Зоны, как в калейдоскопе, выстраивается порядок вещей, все проясняется. Так что если не можешь что-то решить – езжай в Сиексате, советовали бывалые.

Скрундский локатор считался старым – его построили в 1969-м. Но был и другой, вернее его остов. Новейший радар начали строить, да законсервировали после выхода из Союза. Угрохали 200 млн. рублей (по ценам 1983 г.) и бросили. И возвышалось в 1993 году в Скрунде нечто вроде крыла межконтинентального самолета высотой с 20-этажный дом. (Вам это не напоминает проект «Замка света»? Когда его достроят, может, и у нас появится возможность «побеседовать с «радионяней»... – Прим. О.С.)

Опасной зоной вокруг считалась территория в 30 км. Деревья здесь росли в шесть раз медленнее. Птицы не вили гнезд. Бабка-знахарка, успешно лечившая рожу, эпилепсию и больные зубы, сказала, что средств от скрундской хворобы нет. А признак ее был один – уставали люди... Причем если житель куда-то Скрунды уезжал, то болезнь пропадала, по возвращении появлялась вновь.

Впрочем, сами военные – а в октябре 93-го локатор еще следил за космическими и боевыми объектами – только смеялись над этим. Радар, поясняли они, самое информативное звено в замкнутой системе межконтинентального слежения, обеспечивающего военный паритет. Остановить его – значит «вырубить» и всю систему. Построить такой можно лет за десяток...

Между тем уже 17 октября президент Клуба защиты среды Арвид Улме вместе с «зелеными» Салдуса и Кулдиги направились в Скрунду, чтобы провести там совместную акцию против локатора. А 18 октября вопрос о Скрунде обсудили президент Латвии Гунтис Улманис и посол РФ Александр Ранних. Процесс пошел...

Морские ворота Риги

В октябре 1993 года в Риге были открыты первые 200 м реконструированного Западного мола, общая протяженность которого составляла 870 м. В торжественном мероприятии по приемке реконструированного участка, которое состоялось на молу, несмотря на пронзительный шквальный ветер, участвовали мэр Риги Андрис Тейкманис, его заместитель Андрис Инкулис, управляющий Рижским портом Гунар Росс.

 

Ремонт первой очереди обошелся в 65 млн. рублей. Все работы были остановлены, так как реконструированный мол еще должен был пройти проверку осенними и зимними ураганами, а весной работы должны были продолжиться. Следующий объект на ремонт – Восточный мол.

Кстати, оба мола были построены еще в XIX веке: Западный – в 1881 году, а Восточный – в 1865-м. Еще со времен царской России на содержание молов ежегодно выделялись определенные средства, а более значительные работы производились каждые 15—20 лет. За последние годы молы оказались на грани разрушения, и эта реконструкция была крайне необходима городу и порту.

И зенитный комплекс в придачу…

За 9 месяцев 1993 года в результате работы подразделения по борьбе с организованной преступностью Криминальной полиции в Латвии было задержано 8 преступных групп. В ходе проведенных операций было изъято 11 пистолетов, 1 пулемет, а также зенитный комплекс «Стрела-1».

 

Статистика подсчитала: в Латвии каждые 9 минут совершалось преступление, в сутки происходили в среднем: 26 квартирных краж, 14 угонов транспорта, 3 разбойных нападения, 2 тяжких телесных повреждения и 1 убийство. В полиции остро стоял вопрос с нехваткой кадров. На октябрь 1993 года в полиции работали 9512 сотрудников, недоставало еще 1271. В полиции была отмечена очень высокая текучка кадров, связанная не в последнюю очередь с низкой зарплатой (средняя зарплата полицейского составляла 40 латов).

Но, несмотря ни на что, уровень преступности в Латвии сократился на 6%. Как и в Эстонии. А вот в Литве он, напротив, вырос на 21%. Зато Литва лидировала в Балтии по раскрываемости преступлений – 35% (против Латвии). Достижением последнего времени было и создание в Риге Полиции нравов. Финансировала это мероприятие городская управа. В подразделении уже работали 5 человек.

Впрочем, несмотря на хорошие по году показатели, неделя 12—18 октября оказалась убойной на убийства – 12. Причем большинство из них были вызваны семейными разладами. Да и налетов было рекордно много – 20, в большинстве случаев – с применением огнестрельного оружия. А еще эти годы – расцвет рэкета. Джентльменский набор для диспута о морали: смокинг, паяльник, пистолет — частенько появлялся в отчетах полиции.  И, как и сейчас, в 1993 году доставалось в Риге иностранцам.

Мгновения памяти

С 18 октября 1993 года в Латвии начиналась подписка на газеты и журналы. Так, стоимость подписки на «СМ-Сегодня» на 1 месяц составляла 1,16 лата, на год – 12,30. Газета призывала порадовать подпиской своих родственников и друзей в Израиле, США и других странах – чтобы ностальгия не так мучила. А в России и Эстонии газета должна была распространяться и в розницу.

Кинотеатры Риги, против юрмальских, еще сопротивлялись и крутили фильмы. «Палладиум» предлагал фильм «Окно в Париж» режиссера Юрия Мамина, «Лачплесис» — мелодраму 1940 года «Мост Ватерлоо» режиссера Мервина Лероя, а «Югла» отдала экран «Модернистам» Алана Рудольфа, переносящим зрителя в Париж 20-х годов.

А в выставочном зале «Латвия» открылась обширная экспозиция прибалтийского фотоискусства «Мгновения памяти», организованная искусствоведом из Германии Барбарой Страк. Это был очень интересный опыт концептуальной фотографии, на котором было представлено свыше 1200 работ 16 авторов, среди которых наши мэтры Улдис Бриедис, Гунар Янайтис, Айвар Лиепиньш, Вильгельм Михайловский.

Подготовила Ольга СОКОЛОВА.

Вернуться Печатать