Поймай меня, если сможешь! Интервью с главой СГД(6)

газета Сегодня
13:39 21.04.2017
газета Сегодня / Интервью

Глава Службы госдоходов ЛР Илзе Цируле — о том, кого будут ловить и за что

* Стоит ли жителям Латвии ждать отмены денег?

 * Кого освободят от уплаты подоходного налога?

* Что будет с пенсиями через 15–20 лет?

 

Газета «СЕГОДНЯ» стала первым латвийским изданием, выходящим на русском языке, с которым пообщалась Илзе Цируле — новоиспеченный руководитель Службы госдоходов. Причем произошло это по ее инициативе. Нам осталось лишь подготовить вопросы и согласовать дату редакционного круглого стола, в котором приняли участие: заместитель главного редактора «СЕГОДНЯ», журналист латышской версии нашего портала Vesti.lv и коллега дружественного нам интернет–ресурса Baltnews.lv.

 

Главный казначей государства произвела благоприятное впечатление. Госпожа Цируле, пока не замеченная в скандалах и еще не поднаторевшая в публичных битвах с циничными оппонентами и настырными журналистами, была откровенна и, кажется, даже немного волновалась. Но жизнь наверняка поправит. А пока обсуждали наболевшее — высокие поборы, пенсионные перспективы, латвийский бизнес–климат и грядущие реформы налогового законодательства, которые коснутся всех жителей страны без исключения.

 

Какие ваши доказательства?

 

— В коммуникации с СГД сложилась практика, что при налоговых спорах юридическое или физическое лицо должно документально доказывать свою невиновность, а не наоборот — СГД доказывает виновность лица. Спорные вопросы всегда трактуются против клиента. То есть, по сути, действует презумпция ВИНОВНОСТИ. Это чисто латвийское «ноу–хау»?

 

— Ну, я не считаю, что у нас действует «презумпция виновности». Если есть проверка по налогам, то налогоплательщик должен доказать, что все сделки правильно сделаны — с точки зрения бухгалтерского учета и оформления документов. Это нормальная повседневная практика, когда приходит аудитор, и мы показываем ему все документы. Он сравнивает то, что у нас есть в файлах,  с тем, что есть в документах. Я не думаю, что это негативная политика со стороны СГД.

 

— Наши читатели утверждают, что нередко у СГД на ровном месте возникают какие–то подозрения, и люди вынуждены бегать, что–то доказывать, терять время, деньги…

 

— Мы не просим ничего сверх того, что включено в стандартный бухгалтерский учет. Обычно на этом наши проверки и кончаются. Конечно, бывают ситуации, когда нам нужна дополнительная информация, и приходится обращаться в налоговые службы других стран. Тогда это может стать более длительным и сложным процессом. Но такие случаи очень редки.

 

— Скоро начнет действовать единый регистр всех счетов во всех финансовых учреждениях всех юридических и физических лиц. Кто будет иметь право пользоваться этим регистром и на каком основании? Достаточно будет подозрений некоего чиновника или должен быть факт правонарушения? Ведь и сейчас счета могут быть заблокированы по малозначительным поводам — неуплаченный штраф, задолженность. Значит, доступ к счетам у СГД есть. В чем отличие? Как это согласуется с действующим латвийским законодательством, мировой практикой? Не нарушается ли тем самым право человека на частную жизнь?

 

— Одна из самых важных целей создания регистра счетов — это борьба даже не с теневой экономикой, а с нелегальными потоками денег и международным финансированием терроризма. Так что СГД будет придерживаться именно этого регистра. Доступ к нему получат и правоохранительные органы. Любые действия в этом регистре будут фиксироваться, и потом можно будет узнать, кто пользовался информацией. Так что невозможно, чтобы кто–то ни с того ни с сего вдруг начал смотреть.

 

— Как мы знаем, утечка данных из регистров тоже иногда случается…

 

— Да, но сейчас технические возможности на таком уровне, что всегда можно отследить, кто производил какие–то действия и с каким результатом. Речь идет об автоматическом обмене информации. Регистр будет представлять собой номера счетов. Просто мы должны знать: у такого–то человека есть счета в пяти банках.

 

— Это повод для подозрений?

 

— Нет. Но поводы для подозрений могут быть разными: большие долги, неуплата налогов, сомнительные сделки с сомнительными партнерами. Есть действительно очень большие задолженности. И тогда очень важно, в каких банках у этого должника вообще есть счета; и не только в латвийских, но и других европейских банках. Потому что это уже будет обмен информации со всеми странами Евросоюза.

 

Богач, бедняк…

 

— Сотни тысяч жителей Латвии вынуждены платить подоходный налог даже с пенсий, точнее с ее части, превышающей 235 евро. 280–300 евро у нас уже считаются большой пенсией?

 

— Да, это трудно понять, потому что пенсии у нас действительно маленькие. Правительству хочется сделать шаг в сторону таких пенсионеров — речь о том, чтобы повысить необлагаемый минимум. Есть пенсии в 60 евро, но есть и такие люди, которые получают тысячи евро. Самая большая пенсия в стране — 19 тысяч. И я думаю, будет правильно, если с такой пенсии мы попросим заплатить налог. Ведь пенсии идут из соцбюджета, а с социальных взносов мы все–так налоги не платим…

 

— Все чаще говорят о том, что через 15–20 лет пенсий в Латвии не будет вообще. И это похоже на правду: слой работоспособных вымывается за счет высоких темпов миграции и низкой рождаемости, так что формировать пенсионный фонд скоро станет некому. Что вы об этом думаете?

 

— Раньше я работала в страховании, и уже 20 лет назад мы начали говорить о необходимости ввести второй и третий пенсионные уровни, чтобы люди что–то собирали себе на пенсию. Потому что первый уровень означает, что мы только платим нынешним пенсионерам. Конечно, я не думаю, что через 20 лет пенсия будет «ноль», но то, что гарантированная пенсия первого уровня постепенно пойдет вниз, почти нет сомнений. По статистике, человек начинает задумываться о старости только после 40 лет. И сколько он там может успеть накопить? Начинать надо много раньше — молодежь уже сегодня должна заботиться о себе.

 

Кроме того, я призываю население все–таки не уклоняться от уплаты налогов. В Великобритании, например, потратили 200 млн фунтов, чтобы объяснить, зачем нужно платить налоги, и что каждый от этого получает. Мы тоже должны идти к этой цели. Пока люди не поймут, что платят налоги для себя самих, ничего не изменится.

 

А деньги — взять и отменить!

 

— Планируете ли вы вернуться к идее о предоставлении банками в СГД информации по взносу наличности через банкоматы? Каким видите механизм ограничения оборота живых денег — как при выплате зарплат, так и при покупках в розницу? Насколько это необходимо и реализуемо?

 

— Объективно все к тому идет. Все время развиваются разные виды платежных услуг. Пока, чтобы заплатить за что–то, еще нужна банковская карта, но когда мы сможем производить платежи через мобильный телефон или другие современные технологии, необходимость в наличных деньгах уменьшится.

 

Так что предложения такие обсуждаются. Но есть и вопросы. Первый: возможно ли и в частном секторе сделать такое же регулирование, как и в государственном, где все зарплаты и пенсии без вариантов перечисляются на банковский и почтовый счет. Мнения разделились. Пока обсуждение идет на уровне Министерства финансов и социальных партнеров.

 

Второе: насчет взносов наличности в банкоматы. С января у Ассоциации коммерческих банков новый руководитель, и мы уже обсуждаем совместные предложения по созданию такого механизма, с которым можно выйти на уровень Кабинета министров. Потому что проблема есть. Согласно опубликованным цифрам, в прошлом году взносы наличности в банкоматы составили примерно два с половиной миллиарда евро. Это много. Мы понимаем, что есть компании, которые работают с регионами и делают инкассацию через банковский автомат. Но речь идет также и о частных лицах, которые получают доходы наличными деньгами. Ассоциация коммерческих банков обещала подготовить статистику, сколько это, как раз взносов от частных лиц.

 

— Как заставить людей отказаться от того, к чему они за столетия привыкли — от приятного шелеста бумажных купюр, от реальных денег?

 

— Изменения надо сделать только в одном законе — Трудовом. 

 

Конечно, в Латвии нет столько банков с банкоматами в маленьких городах. Но зато достаточно почтовых отделений. Чтобы получить зарплату, можно действовать через почтовые отделения. А дальше уже работать с наличными — если они понадобятся.

 

Насчет розничной торговли есть идея освободить от кассовых аппаратов тех торговцев, которые не будут использовать наличные деньги. В качестве хорошего бонуса. Еще одна идея: малым фирмам со статусом микропредприятия сделать отдельный деловой счет для налогов. Если все их доходы пойдут на этот счет, им незачем будет содержать бухгалтера. Налоги будут рассчитываться автоматически, с помощью специальной программы. Для каждой категории должен быть предусмотрен какой–то бонус, чтобы им самим было выгодно отказаться от наличных денег.

 

Партии дороже людей?

 

— СГД возвращает налоги за обоснованные расходы на медицину и образование. А не проще ли сразу не включать эти налоги в стоимость услуг и экономить время людей и трудовые ресурсы?

 

— Да, это больной вопрос. Возврат налога требует огромных ресурсов: приходится проверять все данные, ведь электронного обмена информацией нет. К этому мы можем лишь стремиться. Там, где такой возможности объективно нет, надо думать о других методах уменьшения медицинских расходов для населения — начать, например, с электронного регистра для студентов…

 

— В Латвии можно вернуть налоги с пожертвований политическим партиям. А почему нельзя вернуть деньги с пожертвований умирающему человеку? Партии важнее, чем люди?

 

— Тут надо смотреть, через какую организацию шли пожертвования. Если это официальный благотворительный фонд или общественная организация, тогда, конечно, можно вернуть.

 

— А если просто частный призыв родственников больного — например, через социальные сети, — то нельзя?

 

— Нет, так не получится.

 

— Почему с этого года при подаче декларации о возврате переплаченного налога по медицинским расходам нужно переписывать все данные из кассовых чеков? Если за год набрались десятки чеков, это утомительно. Раньше достаточно было их просто сосканировать и приложить.

 

— Случается, что люди прикладывают якобы за медицину чеки совсем на другие услуги. Например, из магазинов. Это никуда не годится. Кроме того, некоторые чеки плохо читаются — выгорели или помялись. Именно эта причина.

 

— Как только государству в лице СГД необходимо выполнить свои обязательства по возврату налога НДС, тут же фирму начинают трясти. Сразу же назначается тематическая проверка, сроки возврата НДС отодвигаются на неопределенное время, выискиваются любые неточности с целью наложить штраф и обвинить фирму в неправильном списании НДС. Будет ли такая практика прекращена?

 

— Мероприятия по налоговому контролю СГД проводит только в тех случаях, когда переплата налогоплательщиком декларированного налога на добавленную стоимость (НДС) за оценочный период имеет признаки высокого риска неуплаты налогов. Надо заметить, что число тематических проверок, связанных с возвратом ПВН, начиная с 2016 года минимально (сравните сами: в 2016–м — всего 93 проверки, хотя в 2014–м было 519). Количество налоговых аудитов тоже невелико, по сравнению с числом налогоплательщиков, которые задекларировали переплату НДС.

Сбор налогов идёт хорошо

 

— В налоговой реформе минфина о понижении подоходного налога с населения и повышении корпоративного налога говорится о росте акциза. На что и насколько его повысят?

 

— В планах есть повышение акцизного налога на алкоголь, сигареты и топливо. В течение трех лет мы должны понемногу акциз поднимать, постоянно наблюдая за соседями — эстонцами, литовцами. Все же балтийский рынок более–менее единый.

 

— Многие предприятия переводят свой бизнес в Эстонию и другие страны. Как это отражается на сборе налогов?

 

— Это неправда! Да, есть недовольные предприниматели, которые приходят на встречу и говорят: вот, переведем свой бизнес к соседям. А в реальной жизни такого не происходит. В этом году сбор налогов идет очень хорошо: прирост составляет восемь процентных пунктов по сравнению с прошлым. Причем самый большой прирост — это как раз рабочие налоги. Это социальные взносы и подоходный налог от населения.

 

— Но правда состоит и в том, что при скудных доходах у фирмы нет мотивации платить налоги в полном объеме.

 

— Да, многие считают, что у них маленькие доходы и нет смысла платить налоги. Мы это понимаем. И, конечно, не ставим цель и не сможем поймать всех. Это не будет нашим приоритетом в текущем году. В фокусе наших интересов — крупные предприятия, которые не платят налоги.

 

— Наши политики уже не раз высказывали мысль, что подоходный налог неизбежно будет расти. Это и понятно: народу в стране становится меньше — значит, оставшимся придется платить больше. Но продуман ли какой–то оптимальный порог налогообложения, ниже которого люди еще будут скрепя сердце платить, а выше — начнут уклоняться, и в итоге общая собираемость снизится?

 

— В новой налоговой концепции речь идет как раз о снижении подоходного налога. Для высоких зарплат сохранится прежний уровень, а для получателей минимальных и средних зарплат подоходный налог уменьшится путем увеличения необлагаемого минимума. Работающие будут платить налоги только с разницы между минимальной зарплатой и необлагаемым минимумом. Например, если в следующем году работник трудоустроен на минимальную зарплату, которая, скорее всего, будет 430 евро, и у него двое детей, то совершенно очевидно, что необлагаемый минимум в его случае будет выше минимальной зарплаты. И тогда ему не придется платить подоходный налог вовсе. Останется лишь социальный налог.

 

«Мы не каратели, мы — консультанты»

 

— Службу госдоходов часто упрекают в том, что это такой железный староста, каратель, и тут же сравнивают с «милейшими» эстонскими коллегами, которые, как мамочка, нянчатся с клиентами. Скажите, планируется ли у вас постепенный переход к более сервисной структуре? Каковы последние веяния?

 

— Конечно, процесс идет, и СГД, несомненно, меняется. Но время, в течение которого эта информация дойдет до каждого налогоплательщика, может оказаться достаточно долгим. Так что восприятие в обществе изменится не скоро. Но уже сейчас есть много направлений, где соприкосновение с нашими клиентами–налогоплательщиками строится по принципу — «прежде всего консультировать».

 

То же самое касается проверки поданных деклараций. Нет такого, что как только выявляются какие–то несовершенства, сразу накладывается штраф! Первым делом мы связывается — звоним или пишем — налогоплательщику, то есть пытаемся коммуницировать. И очень во многих случаях при таких проверках санкции вообще не накладываются, так как ошибки исправляются и на этом процесс заканчивается. Причем это относится не только к повседневным, рутинным вещам, но и к более серьезным делам.

 

Если же мы говорим о наших приоритетах на этот год, то один из них определенно — зарплаты в конвертах. Но даже когда мы видим, что средняя зарплата на предприятии продолжительное время ниже, чем по отрасли в целом, даже на эти случаи у нас выработан алгоритм действий — так называемый «комплект пяти писем», которые мы предпринимателю посылаем. Три — это возможные предупреждения, первое из которых весьма бережное, щадящее: мы видим, что зарплаты у вас слишком низкие, может быть, вы ошибаетесь, может быть, вы действительно не знаете, какова ситуация в вашей отрасли — пожалуйста, обратите на это внимание. Второе обращение — уже жестче, третье — совсем жесткое. Впрочем, в комплект писем может быть включено и благодарственное письмо: да, очень приятно, что вы исправили свою ошибку, и мы рады с вами сотрудничать. В худшем случае, если ошибки никак не исправляются, мы пишем: ждите от нас контрольных мероприятий. Так что работаем.

 

— Для снижения социального неравенства Всемирный банк предлагает Латвии ввести прогрессивный подоходный налог. Каковы последние новости в связи с этим?

 

— В настоящий момент как раз разрабатывается новая налоговая политика в Латвии в среднесрочной перспективе, и этот вопрос также будет рассмотрен. Ставки подоходного налога могут отличаться в зависимости от объема доходов, а кроме того мы придем также и к дифференцированному необлагаемому минимуму. Это означает, что после введения новой налоговой реформы жителям со сравнительно низкими и средними доходами практически не придется платить подоходный налог. Разумеется, очень важно, какими будут компенсационные механизмы, чтобы можно было компенсировать самоуправлениям снижение налоговых поступлений.

 

Но в целом мы изучили данные исследования Всемирного банка и уже в прошлом году увидели, что налоговое бремя именно у получателей низких зарплат чрезвычайно велико. В связи с этим одна из главных целей новой налоговой политики — эту нагрузку снизить, а с другой стороны, избежать при этом такой ситуации, когда станет выгоднее вообще не работать и сидеть на социальном пособии.

 

— Существуют ли какие–то обозримые сроки вступления в силу этих изменений?

 

— Согласно плану изменения вступят в силу с 1 января 2018 года. Возможно, уже этой весной соглашение будет достигнуто по крайней мере на уровне Кабинета министров, а далее — проект отправится в cейм.

 

Элина Чуянова.

 

При цитировании или перепечатке полностью ссылка на газету «Сегодня» обязательна. 

Vesti.lv / Фото
Комментарии (6)
Твой комментарий к статье:

Правила пользования комментариями

Vesti.lv не несут ответственности за размещенные на сайте комментарии читателей. Vesti.lv призывают читателей писать отзывы, без грубостей и с соблюдением норм вежливости. Портал оставляет за собой право блокировать возможность оставлять комментарии, в случае проявления неуважения к порталу или другим читателям, а также нарушений Гражданского закона ЛР. Также Vesti.lv оставляют за собой право использовать комментарии, размещенные на портале, по своему усмотрению.

Profile_default
vopros 15:31 21:04:2017

А что, эта "невинная" госпожа Цируле, с зарплатой 6 000 евро, собирается еще 15-20 лет на этой должности находитъся?

« ответить
Profile_default
Zzzz 16:07 21:04:2017

Людей всё меньше,а состав СГД не уменьшается! Вы посмотрите, там только одних начальников больше 500 голов с зарплатами начиная с 1000 евро на руки!!! А всю работу делают простые рядовые работники с зарплатой в 2раза меньше!!! Они что тупее начальства??Нет,скорее наоборот! Если хоть на треть уменьшить количество начальников работа СГД не ухудшился даже лучше будет,работа точно не остановится.В СГД нет даже такого понятия как мотивация,только угрозы,работники терпят,т.к.некуда деться. Хотя среди и них есть такие безграмотные,что ужас,сразу понятно,что взяты по блату.Если сделать проверку знаний работников - минимум 25% не соответствуют занимаемой должности,некоторые элементарных вещей не знают.

« ответить
Profile_default
оса 06:53 22:04:2017

эта кантора имеет такой авторитет как урка с кичи. нас убеждают надо платить налоги у чинуш дети внуки подростают им неоходимы новыи машинки по 100 штук и квартирки, обучения в англиях. как это мило

« ответить
Profile_default
Вова 14:23 24:04:2017

Медуз горгон не просили появляться в публичном пространстве

« ответить

РАЗМЕЩЕНИЕ РЕКЛАМЫ НА ПОРТАЛЕ VESTI.LV