Вернуться Печатать

Политика Латвии — издевательство над людьми

Анатолий Тарасов 09:39 16.02.2017

Год назад в очередной раз сменилось правительство. Слабые надежды, которые возлагало латвийское общество на команду Мариса Кучинскиса, быстро угасли, и рейтинг правительства Союза «зеленых» и крестьян пошел резко вниз. Правительство Кучинскиса оказалось самым безликим в современной истории Латвии.

Смена правительства Латвии в феврале прошлого года стала следствием политического кризиса зимы 2015–2016 гг., вызванного исключительно внутренними, «подковерными» разборками в тогдашней премьерской партии «Единство». Бывшему лидеру «Единства», амбициозной и норовистой даме Солвите Аболтине, расхотелось быть царицей — возжелала она стать владычицей морскою.

 

Одержимая честолюбием, Аболтиня устроила сложную многоходовую интригу и выгнала из премьерского кресла скромную, никому не мешавшую старушку Лаймдоту Страуюму. Но стать главой правительства Латвии роковой женщине не довелось: на председателя «Единства» ополчились младшие партнеры по коалиции и даже часть однопартийцев. Рейтинг «Единства» опустился до неприличных для правящей партии 5%, и правительство Страуюмы было вынуждено уйти в отставку. «Единство» же само из главной правящей партии стало младшим партнером по коалиции, уступив премьерский пост и большинство министерских портфелей четырехкратно более популярному Союзу «зеленых» и крестьян.

 

Правительство СЗК во главе с Марисом Кучинскисом поначалу имело скромный кредит общественного доверия, но начало неуклонно его терять, поскольку решительно никаких изменений к лучшему в Латвии не происходило. Более того, самая острая проблема страны — демография — при новом правительстве лишь обострилась: в первом полугодии 2016 года из Латвии эмигрировало на 6% больше жителей, чем за аналогичный период прошлого года.

 

Однако окончательно доверие к команде Мариса Кучинскиса было подорвано после провальной реформы микропредприятий, когда в целях «поддержки малого бизнеса» режим микропредприятий в Латвии сперва вовсе хотели отменить, а потом оставили, но обложили микропредприятия дополнительным налогом.

 

Налоговая реформа предлагала, наоборот, сокращение ставки налога с микропредприятий с 9% до 5%. Но взамен малых предпринимателей обязывали платить социальный налог; общая сумма выплачиваемых налогов для них, таким образом, увеличивалась, а система налогообложения становилась сложнее.

 

После многочисленных споров и возмущений бизнес-сообщества последовало увеличение налога с микропредприятий с 9% до 15%, для микропредприятий с оборотом не более 7 тысяч евро — до 12%. Следствием такой налоговой реформы стало массовое закрытие микропредприятий. На 1 ноября 2016 года в Латвии было зарегистрировано 50 900 плательщиков налогов с микропредприятий — к 1 февраля 2017 года их осталось 44 621. То есть за пару-тройку месяцев в Латвии закрылись 6279 микропредприятий.

 

В первом полугодии 2015 года в Латвии было зафиксировано 96 836 работников микропредприятий — такое количество жителей так или иначе затронула налоговая реформа.

 

Сам Марис Кучинскис признал, что провальная налоговая реформа была нужна его правительству для обеспечения наполняемости бюджета. О том, что доходная часть бюджета должна увеличиваться за счет увеличения налогооблагаемой базы, премьер-министр не сказал и не мог сказать, потому что за прошедший год его правительство налогооблагаемую базу только сокращало.

 

И как ее увеличить, базу налогооблагаемую? Первый ответ, который приходит в голову, — за счет прекращения войны санкций с Россией и возвращения к полноценному экономическому присутствию на восточных рынках. А также за счет привлечения инвесторов в латвийскую экономику с востока. Ничего из этого латвийское правительство не делало.

 

Финансирование обороны было увеличено на 27%, общественного порядка и безопасности — на 6,2%. Разработан новый порядок оплаты труда работающих в системе МВД, укреплена и оснащена восточная граница государства, разработаны основные положения медиаполитики, создан фонд поддержки неправительственных организаций.

 

Это всё траты на борьбу с «русской угрозой» и «рукой Москвы»: рост военных расходов до 2% ВВП, закупка у западных союзников металлолома под видом военной техники, содержание на своей территории иностранного воинского контингента.

 

Забота правительства об улучшении демографической ситуации в Латвии в лучшем случае смахивает на профанацию, в худшем — на издевательство.

Вернуться Печатать