Вернуться Печатать

Вместо хирургии – лечение клетками?

газета Сегодня 16:36 08.09.2015

Наши клетки умные, как люди: они разговаривают друг с другом и когда им плохо, подают сигнал, пишет газета «Вести Сегодня».

Еще полвека назад об этом и подумать было страшно. Но сегодня перенос стволовых клеток из костного мозга пациента в область поражения сердца после инфаркта миокарда спасает ему жизнь. Да, пока не каждому. Ведь метод считается экспериментальным даже по мировым меркам и параллельно очень тщательно исследуется. Но то, что за ним будущее, у научного сообщества уже сомнений нет. 

 

В 2010-м в Латвии стартовала государственная исследовательская программа BIOMEDICINE, которая с помощью клинической медицины, молекулярной генетики и клеточной биологии позволит со временем создать современную систему диагностики и новые технологии персонализированного здравоохранения. Эту благую цель посчитало приоритетом и государство, к ее достижению подключены лучшие мозги страны. В рамках программы открыты проекты, охватывающие различные направления медицины – кардиологию, онкологию, инфектологию, педиатрию, эндокринологию и другие, в проектах также заняты биологи, химики и физики. В числе исполнителей программы BIOMEDICINE два университета – Латвийский (ЛУ)  и Рижский им.Страдиня, два научных центра – Биомедицинских исследований и Инфектологический, Латвийский институт Органического синтеза и две крупнейшие клинические больницы — Восточная и им. Паула Страдиня. 

 

Инновации и деньги

 

Вопрос, что уже удалось за пять лет сделать в рамках программы, а что — нет, «Вести сегодня» адресовала профессору кафедры микробиологии и биотехнологии, проректору по науке ЛУ Индрикису Муйжниексу.

 

— Программа BIOMEDICINE направлена на результат и кое-что нам уже удалось поставить на путь практического применения, — говорит профессор Муйжниекс. — Удалось создать и запустить на уровень клинических испытаний технологию переноса стволовых клеток в кардиологии, эндокринологии и костной хирургии для возобновления хрящевых тканей. Перенос стволовых клеток в области кардиологии успешно используется на практике профессором Андрейсом Эрглисом. Второе, что получилось хорошо развить, это индикация белковых молекул (цитокинов, лимфокинов), которые регулируют ответ организма на разные сигналы окружающей среды, на разные возбудители инфекций. Этой работой руководит профессор Валдис Пирагс. Третье направление – эпидемиология, то есть изучение закономерности возникновения и распространения заболеваний и разработка профилактических мер. Для сбора и учета данных на популяционном уровне в разных категориях нужны тысячи пациентов. Затем – глубокий анализ полученной информации и обобщение факторов риска социального поведения: гиподинамия, курение, избыточное потребление соли, сахара, медикаментов и многое другое. Ведь у любой привычки есть своя обратная сторона.

 

Все эти комплексные исследования способны дать импульс для развития персонализированной медицины. Это значит, что для каждого пациента можно будет подобрать наиболее подходящее лекарство, с учетом состояния его организма, обстоятельств окружающей среды, факторов риска. Многое уже напрямую связано с генетикой: наши исследователи вместе с Центром биомедицины изучают генетические маркеры и то, как изменения в составе нуклеиновых кислот, определяющие наследственность, могут повлиять на эффективность использования медикаментов. В Восточной клинической больнице интересное исследование ведет профессор М. Лея. Оно касается новых методов ранней диагностики злокачественных процессов в желудочно-кишечном тракте по анализу выдыхаемого человеком воздуха.

 

На то, чтобы все эти инновации стали стандартными клиническими процедурами, нужны время и деньги. Надеюсь, это произойдет еще при нашей жизни. К сожалению, в медицине на государственном уровне слишком консервативный подход к новшествам. Не хватает и бюджетного финансирования, несмотря на то, что программа BIOMEDICINE имеет статус государственной. Более того, этот статус не позволяет привлекать инвестиции со стороны, как, например, в Америке. А ведь каждое направление BIOMEDICINE настолько самодостаточно, что по нему впору открывать отдельную государственную программу! У нас почти во всех областях медицины есть свои оригинальные инновационные разработки. И наши специалисты могли бы на равных участвовать в международных исследованиях. Но тот же профессор Лея, вместо того, чтобы сосредоточиться на своих уникальных испытаниях, вынужден ходить по кабинетам, интересоваться разными проектами: нельзя ли в них поучаствовать, получить гранты... Если бы удалось сконцентрировать всеобщие усилия хотя бы на тех отраслях здравоохранения, где в Латвии наиболее угрожающее положение, – кардиологии и онкологии, — то было бы намного легче добиться и практических результатов. Но денег на все не хватает. 

 

Армия «муравьев»

 

Семь лет назад в Университетской клинической больнице им. Паула Страдыня под руководством профессора Эрглиса были проведены первые операции с использованием стволовых клеток, и вот уже их количество преодолело сотню! Так Латвия попала в пятерку наиболее прогрессивных стран, ведь в мире подобные операции еще считаются экспериментальными.     

 

— При остром инфаркте миокарда часть клеток погибает, — рассказывает руководитель Центра кардиологии больницы Страдыня и председатель правления Латвийского общества регенеративной медицины Андрей Эрглис. — Нужно вскрыть кровеносный сосуд и восстановить поврежденное место. Мы применяем регенеративную клеточную терапию с 2008 года. В Центре клеточной трансплантации создана лаборатория под руководством Эрика Якобсона, которая занимается получением стволовых клеток, их очисткой, а мы имплантируем их в сердце. 

 

Со временем развитие метода позволит восстановить пораженные органы. Ну, вот представьте, что на каком-то органе есть дырка, которую надо заштопать, так вот из стволовых клеток  можно будет сделать что-то вроде заплаток. Мы работаем в тесной связи с Латвийским институтом органического синтеза и зарубежными партнерами. В настоящий момент один интересный проект регенеративной терапии связан с тазобедренным суставом: мы восстанавливаем хрящевую ткань с помощью инъекций стволовых клеток в щели сустава. Идем в авангарде этих процессов и будем одними из пионеров медицины будущего. Это командная работа на стыке наук, и команда у нас блестящая: это не только медики, но и химики, физики, биологи. Да, мы в Латвии занимаемся вещами, которые меняют мир. 

 

Идей много. Например, мы думаем над созданием армии стволовых клеток, которые можно будет поместить в организм как маленьких муравьев, а они уже сами дойдут до пораженных участков. Эта клеточная армия могла бы уничтожать плохие клетки и восстанавливать необходимые. Врачи скоро станут инженерами, биотехнологами. Уже сегодня наука добилась того, что раньше казалось немыслимым. Например, в древности высокое давление лечили кровопусканием, а сейчас мы знаем, что его можно лечить, всего лишь немного изменив равновесие в нейральной регуляции.            

 

И клетка с клеткой говорит

 

— Мы работаем со стволовыми клетками, полученными из костного мозга, выделяем мононуклеарную фракцию, очищаем и подготавливаем для трансплантации, — говорит руководитель Центра клеточной трансплантологии Клинической университетской больницы им.П.Страдиня Эрик Якобсон. — При изучении биоматериала мы уже видим потенциал клеток, на что они способны. Но есть много вопросов: как их извлечь и обработать с наименьшими потерями, сколько и какого биоматериала нужно, от каких факторов зависит его качество?  Мы идем в ногу с самыми крупными исследователями Америки, Японии, Европы. Уже было несколько публикаций, посвященных сенсационному случаю лечения сердечной недостаточности у трехмесячной девочки. Кардиологи под руководством профессора Эрглиса провели ей клеточную трансплантацию: хирургическая операция там была невозможна, другие средства — неэффективны. И вот спустя полгода после нашего лечения у малышки восстановилась нормальная функция сердца. 

 

Клеточная система – безумно сложный механизм, но попробую объяснить просто. Каждая стволовая клетка – еще не отдельная субстанция округлой формы, а когда ее переносят в систему, она начинает сама искать себе положение и прикрепляется туда, куда нужно. Как же она это узнает? А дело в том, что на этом месте до нее была другая клетка, но ее мембрана порвалась и начала выделять особый химический сигнал: условно говоря, клетка мигает и говорит: «я умираю – дайте мне замену!» Новая, подсаженная клетка, попав в систему, чувствует этот сигнал, становится на место погибающей, выпускает ручки-ножки и  прикрепляется, а хорошенько угнездившись, начинает размножаться! Так она вместе с другими новичками возобновляет всю структуру, восстанавливает орган. Очень схематично, но принцип действия именно такой. Каждую минуту у нас погибает более миллиона клеток и все время нужно восполнять потери, чтобы обеспечить постоянное равновесие. Так и происходит. Но наш метод помогает более полноценно использовать заложенные механизмы, когда сам организм по какой-то причине не справляется. Если прежде мы думали в русле «пилюли или хирургия», то сейчас открывается много другого, с чем предстоит научиться работать. Тут даже не революция в медицине, а полная смена парадигмы. 

 

Клетки умные, как люди! Они между собой контактируют, разговаривают. Человек этого увидеть не может, но мы знаем это из опытных испытаний. На то и существует фундаментальная наука, которая раскрыла секреты этой коммуникации. Системы такие сложные внутри клетки, но настолько четкие и логичные, что заставляют задуматься о тайнах сотворении мира. 

 

Наш Центр с прекрасной инфраструктурой открылся в 2008 году и пока остается единственным в Прибалтике. В 2010-м мы учредили Общество развития регенеративной медицины и теперь закладываем основу целой отрасли. Уже многому научились – не только работать со стволовыми клетками, но и составлять документацию, работать в стерильных помещениях. На очереди – биотехнология. Готов большой проект по созданию биоматериала для реконструкции челюстных костей. Еще один проект – разработка трансплантата человеческой кожи в случаях ожогов и крупных травм. Мы уже подошли к производству, но из-за недостатка финансирования многие исследования пока пришлось отложить…

 

Элина ЧУЯНОВА

Вернуться Печатать