22 Июня, Пятница

Сергей Дёмин: «Мои картины не для интрерьера»

  • PDF

Рижский художник получил мировое признание

Я зашла в маленькую арт–галерею Sladzs у Шведских ворот в Старой Риге в тот момент, когда красивая женщина в черном платье, балансируя на лестнице–стремянке, вешала на стену большое полотно с названием «Гигиена гегемона». На нем зловещий карлик с тонкими ножками восседал в кресле над связанным скрюченным тельцем, в руке уродца дымился пистолет, за плечом — дуло автомата, внизу — отрезанная голова негра, вокруг безголовые всадники. Жуть! Так автор предчувствует грядущий новый мировой порядок. Автор — это рижский художник Сергей Демин. Красивая женщина — его жена Кристина Янсоне, график и дизайнер. Супруги готовятся к выставке, которая откроется 19 апреля здесь же, на Алдару, 12/14.

Название у выставки мудреное:!HEGEMONS`HYGIENE!GROUNDZERO!HORSE!CHRISTENING! CAVIARFROMBAKU!OSTRICH!MEAL!WAGONS!CASHDESK!DJOMA&TROLEIBUS!SELFPORTRAITWITHCHICKENBONES!"

Но концептуальное слово тут, по–моему, SELFPORTRAIT. Автопортрет. Все эти странные человечки с большими головами и паучьими ручками–ножками, эдакий гибрид мартышек с инопланетянами, отражают мрачно–ироничный взгляд Демина на человечество и самого себя.

Художник называет этот гротескный стиль циничным реализмом. Реализм? Хм… Впрочем, Сергея трудно понять — когда он насмешничает, когда говорит серьезно.

Но это определенно не салонная живопись. «Сотни лет художники пишут цветы и фрукты. Но мои картины не украшательства, они для тех, кто хочет подумать о более глубоких вещах», — говорит живописец. Каждый сюжет у него с явным социально–политическим или философским подтекстом. Не могу сказать, что меня такая живопись трогает, скорее — цепляет, царапает, ввергает в смятение. На мир Сергей Демин смотрит через большую лупу со смещенным фокусом. Стекло с дефектом увеличивает, искажая и гипертрофируя реальность. Карикатурные образы до боли узнаваемы, но жутковаты. Они и притягивают, и отталкивают, и смешат, и пугают. Иномиряне. Братья по разуму, но — другие. И в то же время — земные человеки во всей их обнаженной, неприглядной, а порой трогательно–беззащитной сущности. «Мои картины можно разобрать на цитаты, и их хватит лет на пятьдесят», — уверен автор. Запаса творческих идей ему самому тоже хватит на полвека вперед — еще не переложены на холсты замыслы, что родились в его голове десятилетие назад.

Творческая биография Сергея Демина необычна. В школе по рисованию у него всегда были плохие оценки. Зато нравилась история. Поэтому он выбрал историко–философский факультет ЛУ, но на втором курсе его уже мутило от скуки. Спасался тем, что на лекциях яростно рисовал на чем попало, включая собственные руки. До бакалавра он все же дотянул — привык заканчивать все, за что взялся. Но после университета поступил… в колледж. Учился на ювелира. Однако и тут не нашел себя — сдал экзамены в Академию художеств. К истории искусств остался равнодушен: «Формальный курс. Кажется, две книжки каких–то прочитал, — ухмыляется он. — Зато натуру писал как одержимый».

В академии они и познакомились. Кристина, отличный график, дала студенту отделения живописи не меньше, а может и больше, чем маститые преподаватели. Она поставила ему руку, научила рисовать. И сейчас, бывает, указывает на ошибки в технике. Для Сергея жена — единственный авторитет, чьи замечания он принимает без возражений. А вот мнение искусствоведов его совершенно не пугает. А еще он благодарен жене за то, что она научила его дисциплине. «Я от природы ленив. Поумствовать — это пожалуйста. А ручками что–то поделать — не люблю». Зато принцип его подруги: ни дня без работы — хоть засохшие краски смыть с палитры! И вот так под ее чутким руководством «лентяй» Демин написал более двухсот картин.

Долгие десять лет творчество Демина было невостребовано. Супруги жили почти впроголодь. Кристина работала уборщицей, изредка они выполняли дизайнерские заказы. В принципе, желающие приобрести картины Демина появлялись, но когда им называли цену — покупатели исчезали. Сергей и Кристина поступали, как учила незабвенная Джулия Ламберт у Сомерсета Моэма: «Держишь паузу — держи паузу!» Совет хорош не только для сцены. «Начнешь продавать картины за сто долларов — и больше тебе никогда не дадут за них истинную цену», — объясняет Сергей свою неуступчивость.

И он таки дождался своего звездного часа.

Демин отправил свои работы в оцифрованном виде на виртуальный конкурс Saatchi в Лондоне. В этой интернет–галерее, которую ежедневно посещает около 1,5 млн. (!) любителей искусства, зарегистрировано 50 000 художников со всего мира. Конкуренция огромная.

У конкурса Saatchi нет профессионального жюри, работы оценивают сами художники. А они самые беспощадные критики. Картины, за которые отдано больше всего голосов, выставляются в лондонской Saatchi Gallery. Две работы Сергея Демина, первого из латвийских художников, удостоились этой чести. Одна, весьма неоднозначная, — «Boris & Gleb:» в одеждах святых и с нимбами над головами, смиренно потупившись, стоят два примата. Аллегория понятна: под тонкой пленкой духовности наша первобытная природа. Вторая вещь — «Singer», на ней скрюченная синяя фигурка одержимо строчит на швейной машинке. Труд создал из обезьяны человека, он же и низводит его в то же состояние. По крайней мере, так я это увидела.

После международного признания у рижского художника, не имевшего за плечами еще ни одной персональной выставки, да и в групповых экспозициях выставлявшегося редко, появилась масса почитателей и покупателей из разных стран. Некий ценитель приобрел сразу пять картин Демина и за очень приличную сумму. После успеха за границей Демина заметили и рижские галерейщики. Однако в среду столичной богемы Сергей и Кристина не влились, они держатся особняком. Да и в друзьях, как уверяют, особо не нуждаются. «Мне хватает самого себя», — говорит Сергей. «А как же я?» — подкалывает Кристина. «Ну ты же часть меня!»

Мечты обоих сегодня вполне приземленные — продавать картины дорого, а жить в маленьком домике на берегу теплого моря, где–нибудь в Греции. В Риге, по большому счету, живописцу ловить нечего: «Концентрация художников на квадратный километр здесь самая высокая в мире, — смеется Сергей. — А покупать искусство некому. Иностранные туристы? Богатые люди сюда не ездят».

— А на Западе из–за кризиса спрос на артефакты не упал?

— А там кризис чувствуется только в разговорах о кризисе в пабах за кружкой пива. Вот для меня кризисный 2009–й, наоборот, стал самым успешным годом — именно тогда у меня начали покупать картины. Что такое кризис? Это когда одни становятся беднее, а другие — богаче. А выбор каждый делает сам.

«Вести Сегодня» № 60.

Читайте также:
Любопытное исследование провела компания "Интеррейтинг". Там сравнили размер жалованья, которое получают лейтенанты в армиях бывших республик СССР.
5–6 марта по всей Латвии пройдут традиционные Дни нотариуса. В рамках этого мероприятия все желающие смогут получить бесплатные консультации юристов. ...
Подруга неделю ходит и светится. Карина маслом: начинается новый роман. Жду, когда потребуются слушатели. Естественно, этот момент наступает скоро.
Мы все чаще ставим себя на роль Бога, считая, что вправе решать, кому жить, а кому умирать
На сайте популярного интернет–магазина xnet, на его главной странице в рубрике "Бестселлеры" вам предлагают книгу Mein Kampf небезызвестного автора А. ...
Они веют в латвийском телеэфире и очень пугают "национальных" депутатов
.