• Maira,
  • Rasa,
  • Rasma,
  • Богдан,
  • Валерия,
  • Мария
Гороскоп
Поиск на VESTI.LV Поиск на VESTI.LVRSSFacebookЛента новостей


Гороскоп
Люблю! Люблю! «Сегодня» «Сегодня» Reklama.lv Reklama.lv Видео Видео bb.lv bb.lv Программа Программа


Борис Цилевич: «Шадурскис попал в тренд»

Размер текста Aa Aa
«Сегодня» / интервью
Vesti.lv 19:00, 27 ноября, 2017
Почему ПАСЕ защитила украинских венгров, но не поможет латвийским русским


В интервью газете «СЕГОДНЯ» от 26 октября депутат сейма ЛР и представитель Латвии в Парламентской ассамблее Совета Европы Борис Цилевич сказал, что пока совершенно неясно, какую реформу запланировал Карлис Шадурскис. Но 14 ноября была опубликована информационная записка Министерства образования и науки с перечнем необходимых изменений в нормативных актах, в том числе и в законе. И мы вернулись к прежнему разговору…

Подковёрные игры

— Теперь стало яснее?

— Нет. Я по–прежнему не вижу ни одного предложения об изменении закона или правил Кабинета министров. Идеей перевода образования на латышский Шадурскис озадачил общество 6 октября, и с тех пор несколько раз обещал предоставить необходимые документы в течение недели или двух. Теперь срок очередной раз перенесен на конец года.

— Между тем премьер–министр Марис Кучинскис в свое время потребовал, чтобы все решения были завершены до февраля — после этого начнется предвыборная кампания. В эти сроки уложиться уже невозможно.

— Кучинскис — довольно слабая фигура, его слова — это отнюдь не приказ диктатора. Но в эскалации протестов действительно никто особо не заинтересован, кроме национал–радикалов. Поэтому реформа, на мой взгляд, будет осуществляться главным образом на уровне министерства и правительства. Строго говоря, изменения в законе не особо нужны, там все формулировки «резиновые». Так это уже произошло с решением о том, что экзамены необходимо сдавать только на латышском. Изменили правила КМ — и все. А сейм с его тремя чтениями, широко доступными текстами, публичными обсуждениями — долго и муторно.

— В плане указаны изменения конкретных статей Закона об образовании.

— Планы Шадурскиса имеют обыкновение меняться. Еще летом он заявлял, что нет необходимости переводить образование на латышский полностью. Сегодня не только этого добивается, но и предлагает изменить закон. А завтра выяснится, что можно этого же добиться новым стандартом образования, который разрабатывается министерством. В законе же сказано, что на государственном должно быть не менее трех пятых уроков. Даже 99% — это не менее трех пятых. И сейм ни при чем.

— Что, на твой взгляд, произошло с министром, почему он так резко меняет свои планы?

— Я вижу ситуацию так. Национальное объединение постоянно требует перевода образования на латышский. В сентябре оно выдвинуло ультиматум: если этого не сделает МОН, то законопроект внесет фракция НО. Естественное предвыборное нагнетение обстановки. А у Шадурскиса серьезные проблемы с другой реформой, осуществление которой очень важно для удовлетворения его амбиций. Из–за печальной демографической ситуации в Латвии очень много малокомплектных школ.

На одного учителя приходится в среднем куда меньше учеников, чем в других странах Европы. В результате страна тратит на образование огромные средства, а зарплата педагогов мизерна, из–за этого падает качество образования. Маленькие школы надо закрывать, а это очень непопулярно у партий, опирающихся на голоса жителей провинции, — в первую очередь нацобъединения и СЗК. Таким образом, обещая латышизировать русские школы, Шадурскис заручается поддержкой НО для своей основной реформы. А кроме того, открывает перспективы для потерявших работу провинциальных учителей перебраться в большие города и заменить тех русскоязычных педагогов, которые не смогут преподавать на латышском.

Пусть думают латышские родители!

— Что можно сделать, чтобы противостоять этим планам? У вашей фракции в сейме может не оказаться даже возможности проголосовать против реформы. Митинги и демонстрации — тоже не ваш стиль. Какие пути сопротивления тебе кажутся перспективными?

— Ситуация существенно изменилась по сравнению с 2003–2004 годами. На мой взгляд, русскоязычные латвийцы сегодня далеко не столь едины в своем отрицании реформы, как тогда. Немало и детей, и их родителей уже свободно владеют латышским и не видят большой проблемы в обучении на нем. А еще изменилась международная ситуация. После Крыма и Донбасса гораздо труднее доказывать, что проблема языков в образовании никак не связана с безопасностью. Даже многие ярые противники реформы сдержанно относятся к участию в акциях, которые хотя бы гипотетически могут спровоцировать насилие, никто не хочет Донбасса в Латвии, предпочитая худой мир доброй ссоре.

В 2005 году Конституционный суд, рассмотрев наш иск, принял решение, включающее ряд важных пунктов. Хотя КС и не признал реформу антиконституционной, он обязал власти, например, проводить постоянный мониторинг качества образования и проводить реформы только тогда, когда они не приведут к ухудшению качества. Кроме того, суд дал интерпретацию билингвального образования, возможностей использования родного языка на уроках по предметам, языком преподавания которых является латышский, и др. Мы считаем, что государство эти обязательства не выполнило. Решение суда можно и нужно актуализировать.

Еще одна проблема вообще остается незамеченной. Предыдущая реформа никак не задевала интересы латышей, но о нынешней так сказать нельзя. В результате реформы в стране может остаться, по сути, два вида латышских средних школ — для латышей и для всех прочих. Возможно, там будет на пару уроков русского языка больше — русский преподается и в латышских школах как второй иностранный, и, кстати, весьма востребован. Зато преподавать будут либо русские учителя на неродном латышском, либо латышские учителя, которые потеряют работу из–за «оптимизации» и ликвидации маленьких школ. Фактически может создаться ситуация сегрегации — хотя на словах реформа направлена именно против сегрегации. В результате, думаю, многие русские родители захотят перевести своих детей в латышские школы. И латышские родители могут обнаружить, что в классе их детей уже не два–три ребенка с родным русским, а добрых полкласса. Готовы ли латышские родители к такой «единой школе»? Думаю, многие не захотят, в первую очередь именно «национально настроенные». Но сегодня их об этом никто не спрашивает, не рассказывает о таких перспективах. Позиция родителей–латышей может повлиять на отношение партий к реформе.

На Донбасcе война, а в Латвии — реформа

— Давай теперь перейдем к международной сфере. ПАСЕ приняла жесткую резолюцию против реформы на Украине, которая аналогична нашей. Можешь сравнить эти реформы? Вроде много схожего: и перевод образования на госязык, и даже сроки те же — 2020 год.

— Международные организации рассматривают уже принятые решения, как минимум — проекты, находящиеся уже на поздних стадиях разработки. Украинский закон принят и провозглашен. Обсуждать слова Шадурскиса и даже его планы действий никто не будет. Есть и другие отличия. ПАСЕ — орган политический, в него входят депутаты национальных парламентов стран–членов Совета Европы. Против украинской реформы в ПАСЕ консолидированно выступили несколько делегаций: Венгрии, Румынии, Болгарии, Польши… Характерно, что и на самой Украине против реформы активно выступают тамошние венгры, румыны, болгары… Русских особо не слышно. В результате войны на Донбассе, действий России там отношение к русскому языку существенно изменилось в худшую сторону. Для многих этнических украинцев русский язык — родной, но сейчас и они, и многие этнические русские предпочитают, чтобы их дети учились на украинском. Языки близкие, так что особых проблем не возникает. А вот в венгерских и румынских школах на Украине обучение украинскому поставлено очень плохо, даже большинство выпускников на украинском не говорят, так что учить их на украинском нереально.

— Разве эти отличия делают невозможным принятие резолюции против Латвии по существующему прецеденту? Права нацменьшинств нарушены все равно.

— Резолюцию по Украине «продавили» делегации нескольких государств. Защита прав соотечественников, как правило, встречает понимание коллег–депутатов. А вот делегации России в ПАСЕ, как известно, нет, Федеральное собрание решило не посылать свою делегацию.

— Подожди, но россияне же не сами ушли: их лишили права голоса. Разве это не унижение, которое требует соответствующего демарша? Кстати, а как ты голосовал по вопросу лишения права голоса?

— Голосуя за включение Крыма в состав России, российские депутаты знали, на что шли. Позиция абсолютно всех государств–членов Совета Европы была хорошо известна, и санкции были неизбежны.

В том голосовании я не участвовал. У Латвии в ПАСЕ три голоса, в делегации 6 человек, я — так называемый заместитель. Участвую в работе комитетов, готовлю доклады и пр. на тех же основаниях, что и остальные члены делегации, но в голосованиях на пленарном участвую только тогда, когда кто–то из «основных» членов делегации не присутствует. В тот раз все были на месте.

— А как бы голосовал ты, если бы пришлось?

— Тогда хорошо подумал бы, но скорее всего — за лишение. Россия, аннексировав Крым, явно нарушила международное право. ПАСЕ не могла не отреагировать, принципы есть принципы. И без права голоса делегаты могут эффективно работать — участвовать в заседаниях, принимать участие в обсуждении проблем, готовить доклады, предлагать поправки, договариваться в кулуарах. К сожалению, Россия предпочла устроить демарш. И, по–простому говоря, кинула соотечественников, интересы которых теперь некому лоббировать.

Русские как угроза

— Ну хорошо — нет России, зато есть ты. Что мешает тебе от имени своей социал–демократической фракции подать проект соответствующей резолюции? А вообще, воспринимают ли тебя как представителя русскоязычных европейцев? Ведь, вероятно, ты один такой, если не считать представителей Украины.

Я говорю с коллегами на английском. Депутатов русского происхождения не так уж мало — в делегациях Германии, Финляндии, Эстонии, был и русский из Литвы. Большинство коллег, конечно, понимает, что Борис — не совсем латышское имя, Ельцина все помнят… Но вообще–то я считаю, что защищать надо принципы, а не «своих». Задача Совета Европы — создавать общие, универсальные правила в отношении прав человека, прав меньшинств. Если эта универсальная система будет работать, это пойдет на пользу всем.

Защищать интересы русских Латвии в ПАСЕ трудно по другим причинам. В ней заседают политики, депутаты национальных парламентов. После Крыма и Донбасса нашим оппонентам стало гораздо легче доказывать, что русскоязычные меньшинства являются фактором нестабильности, могут стать предлогом для российской агрессии. В украинских венграх никто не видит геополитической угрозы, а в русских Латвии — видят.

Вообще нынешняя ситуация в Европе не слишком благоприятна для национальных меньшинств. В 90–е годы проблемы меньшинств и порожденные ими конфликты были основной угрозой миру и стабильности в Европе, и эти проблемы пытались решить за счет предоставления меньшинствам широких прав. Сегодня основные вызовы и угрозы другие: массовая иммиграция, исламский фундаментализм, терроризм.

Поэтому особое внимание уделяется интеграции иммигрантов — обучение государственному языку, основным ценностям и правилам жизни в европейских обществах, а стремление к сохранению своей идентичности воспринимается с подозрением, в контексте безопасности. Так что, к сожалению, Шадурский попал в тренд.

Жить стало лучше!

— То есть ты ничего не будешь делать в ПАСЕ?

— Конечно делаю и буду делать. Но говорить об этом в газетном интервью не буду — надеюсь, по понятным причинам.

— У меня есть две книги, составленные из твоих статей 90–х годов в нашей газете, которая тогда называлась “СМ” и была безумно популярна. Я перелистал — в основном ты критиковал нарушения прав человека в Латвии, в первую очередь прав национальных меньшинств. Благодаря этой активности ты попал в парламент, оттуда в ПАСЕ, заседаешь там уже 18 лет. С правами меньшинств у нас лучше не стало. Сколько резолюций, осуждающих Латвию, приняла ПАСЕ по твоей инициативе?

— Неправда, что не стало лучше. Вспомни ситуацию начала 90–х, когда не было ни закона о статусе неграждан, ни признанных паспортов, когда множество социальных прав неграждан было ограничено, и даже возможности натурализоваться не было.

Да, больше всего удалось сделать в середине 90–х, когда Латвия стремилась попасть в Европу и была вынуждена прислушиваться к требованиям европейских организаций. Именно с помощью Совета Европы удалось заставить наши власти принять законы о гражданстве и о статусе неграждан, власти тогда планировали куда более жесткие решения. Сейчас воздействовать на Латвию куда сложнее — нет реальных рычагов.

О том, что я конкретно сделал и что произошло по моей инициативе, я когда–нибудь напишу в мемуарах, международная политика не любит «кукареканья». А депутатский мандат для меня — не самоцель. Если мои избиратели будут недовольны моей работой, то больше не изберут меня в сейм, вот и все.

Комментарий автора

Мы с Борисом Цилевичем знакомы почти три десятилетия и все это время неутомимо спорим о политике. Поэтому я позволяю себе в этом интервью обращаться на “ты” и задавать неполиткорректные вопросы. Борис — высокоэрудированный и лично очень обаятельный человек. Все, что он говорит, — интересно, нетривиально, но, увы, зачастую практически неприменимо.

Например, обращаться в Конституционный суд с претензиями на то, что предыдущее решение не выполнено, конечно, можно. Но рассчитывать, что суд отменит реформу, нельзя. Председатель этого суда только что заявила, что российские телеканалы в пакете Латтелекома — нарушение Сатверсме. О чем с нею еще говорить? Или совершенно верно, что реформа приведет к смешению в школах русских и латышских детей, что не понравится националистам–родителям. Только у нас нет рычагов, чтобы достучаться до этих националистов — они нас не услышат.

Я пытаюсь понять, как такой умный человек не способен заметить огромных логических противоречий в своих построениях. Предлагаю читателям версию. Строй, при котором мы живем, называется представительная демократия. Люди, имеющие общие интересы, выбирают политиков, которые эти интересы защищают. И политики работают на избирателей, говорят от их имени.

А Борис ставит другую цель — быть экспертом, судьей, давать нейтральную оценку. Это тоже важно, и в Латвии есть известные в Европе специалисты по правам человека: Нил Муйжниекс, Алексей Димитров. Но они пришли к этому через общественную деятельность, а не выборные должности. А Цилевич одновременно является и холодным аналитиком, и народным представителем. Это просто несовместимо. Поэтому вторая функция отметается, любая пристрастность помешает основной, экспертной. И последние значительные достижения Бориса в области защиты прав человека в Латвии, увы, относятся к середине 90–х годов, когда он еще не был депутатом.

Особенно это проявилось, когда мы говорили о ПАСЕ. Защищать надо принципы, а не своих — это прекрасно! Вот ПАСЕ защитила венгров Украины. Так почему бы в аналогичной ситуации не сделать то же самое для русских Латвии — ведь юридически ситуации почти идентичны? Оказывается, к русским есть предубеждение — их рассматривают как геополитическую угрозу. Но зачем тогда говорить об «универсальной системе»? Поэтому приходится констатировать — нет у нас, у русскоязычных латвийцев, своего человека в ПАСЕ.

Александр ГИЛЬМАН.


Читать все комментарии

Добавить комментарий

Анонимные комментарии

Добавить

Ответить

Анонимные комментарии

Добавить


Также в категории

Читайте также

Спорт Шведские болельщики выпили все пиво в Нижнем Новгороде

Болельщики сборной Швеции, приехавшие в Нижний Новгород на матч против Южной Кореи, выпили в местных барах все пиво. Об это сообщает Sportbladet.

В мире Грибаускайте строго против «Северного потока — 2»

Президент Литвы Даля Грибаускайте заявила, что газопровод «Северный поток — 2» может сделать Евросоюз политически уязвимым. Об этом сообщает Der Spiegel.

Спорт ФИФА официально поддержала футбольный фестиваль «Федерации ЛГБТ-спорта» России

Международная федерация футбола (FIFA) официально поддержала футбольный фестиваль, который проводит в городах России «Федерация ЛГБТ-спорта». По времени он совпадает с ЧМ-2018.

Экономика Раскрыта причина отказа России от госдолга США

Глава Банка России Эльвира Набиуллина объяснила отказ России от вложений в госдолг США. По ее словам, таким образом регулятор старается снизить риски для российских валютных резервов, диверсифицируя вложения. Об этом во вторник, 19 июня, передает «Интерфакс».

Спорт Сенегал обыграл Польшу

Сборная Сенегала обыграла команду Польши в матче первого круга группового этапа чемпионата мира.

Спорт Сочинские шашлычники назвали самых жадных иностранцев

Администратор кафе «Шашлычная» в Сочи назвала иностранцев, которые оставляли меньше всего чаевых во время проведения чемпионата мира —2018. Женщина рассказала об этом в эфире радиостанции «Говорит Москва».

Политика Кровь, деньги! Министра Латвии допросили спецслужбы Литвы

Литовские спецслужбы в связи с делом о коррупции в Национальном центре крови допросили министра здравоохранения Латвии Анду Чакшу. Эту информацию подтвердила сама министр, пишет Nra.lv.

Lifenews Иосифа Кобзона выписали из больницы

Заместителя председателя Госдумы по культуре, народного артиста СССР Иосифа Кобзона выписали из больницы, сообщила РИА Новости сестра артиста Гелена.

Политика В российский ’’черный список’’ вошло 11 депутатов Сейма

В «черный список» лиц, которым запрещен въезд в Россию, включена и спикер Сейма Инара Мурниеце (ВЛ-ТБ/ДННЛ), а в целом известно о включении в список уже 11 парламентариев.