• Muntis,
  • Verners,
  • Архип,
  • Зиновий,
  • Кирилл,
  • Михаил
Гороскоп
Поиск на VESTI.LV Поиск на VESTI.LVRSSFacebookЛента новостей
Люблю! Люблю!
«Сегодня» «Сегодня»
Reklama.lv Reklama.lv
Видео Видео
bb.lv bb.lv
Программа Программа


Гороскоп
Люблю! Люблю! «Сегодня» «Сегодня» Reklama.lv Reklama.lv Видео Видео bb.lv bb.lv Программа Программа


Как готовили к взлёту «Буран»

Размер текста Aa Aa
«Сегодня» / события
Vesti.lv 15:30, 12 апреля, 2018

Рижане внесли неоценимый вклад в создание уникального космического корабля, — пишет газета «СЕГОДНЯ»



Накануне Всемирного дня авиации и космонавтики газета «СЕГОДНЯ» встретилась с Максом Борисовичем Паперно — выдающимся специалистом в области освоения космоса. Инженер–испытатель, исследователь, ученый, работавший на космодроме Байконур с 1967 по 1985 год. Он трудился на Лунной программе, инициированной академиком Сергеем Павловичем Королевым, а когда ее закрыли, проводил испытания и готовил к запуску знаменитую систему «Энергия–Буран».

Начальник 3–го отдела в/ч 96630 (комплексные испытания по программе «Энергия–Буран») 6–го испытательного управления космодрома Байконур, кандидат технических наук, ветеран космонавтики подполковник Паперно впервые оказался на Байконуре в знаменательный день — 12 апреля 1967 года. Всего на Байконур было тогда направлено 50 специалистов из Риги.

Для новых «Буранов»

— После окончания Рижского высшего командно–инженерного Краснознаменного училища им. маршала С. С. Бирюзова я прилетел на Байконур к своему новому месту службы на должность инженера–испытателя 4–го отдела, — рассказывает газете «СЕГОДНЯ» Макс Борисович. — Управление вместе с подчиненными ему войсковыми инженерно–испытательными частями было создано постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР для проведения полного комплекса работ по подготовке, пуску и летным испытаниям ракеты Н1 с объектом Л3, предназначенным для высадки экипажа на Луну.


Ракетостроение объединяет в себе все — работу двигателистов, специалистов по системам управления, радиосвязи и многим другим направлениям. И мы многому научились на Лунной программе, а когда кончилась наша программа по «Энергии–Бурану», она оставила после себя порядка 600 технологий, которые могут использоваться в любое время и в любых отраслях.

По этой системе было два запуска. На первом запускался макет «Бурана» — «Скиф». Это случилось 15 мая 1987 года — летательный аппарат пролетел, частично выполнив свою задачу, а ракета–носитель «Энергия» показала, что она может поднимать и направлять будущий «Буран».

У меня самого 55 научных трудов и 34 изобретения. Много рижан работало на Байконуре — у нас была хорошая выучка. В нашем управлении до пуска «Бурана» было сделано 200 изобретений — любой НИИ мог позавидовать!

Когда я писал книгу «50 лет Байконуру», со мной связалось НПО «Молния», которое занималось «Бураном». У них долгое время не было финансирования, и они делали кастрюли в прямом смысле слова. При Горбачеве просто издевались над специалистами высочайшей квалификации! А сейчас их включили в концерн «Калашников» и выделили финансирование.

Кто сдал позиции?

Главная причина закрытия программы «Энергия–Буран» — Горбачев и Рейган договорились на Мальте о том, что космос должен использоваться в мирных целях. А финансирование космических программ, в том числе и «Бурана», шло по линии министерства обороны. И поскольку пошло свертывание всей темы, Горбачев не стремился, чтобы космос использовался по своему назначению. Он даже когда приехал на Байконур в 1987–м, старался уйти от ответственности — а вдруг будет неудача? Чтобы дать разрешение на пуск, он решил провести чуть ли не выездное заседание Политбюро в казахстанских степях! Но все же побывал на запуске первой ракеты «Энергия».

А начиналась работа по «Бурану» в феврале 1976 года. И с того времени эта тематика была для 6–го управления Байконура главной. 11 лет напряженнейшей работы потребовалось до пуска. Поначалу была создана небольшая оперативная группа из 12 человек, в том числе и я, мы разрабатывали тактико–технические требования по созданию многоразовой системы «Энергия –Буран». И внесли много предложений, которые были приняты.

В результате мы отошли от того аналога, который имелся у американцев — «Шаттл». У нас была принципиально другая схема — если «Шаттл» запускался двумя ступенями — центральный блок и пороховые ускорители, то у нас программа предусматривала, что наша ракета имела систему управления, и все боковые ракеты тоже имели такие системы. Это более маневренная схема.

Четырехкратное резервирование было! Поэтому и отработка шла как в России в Подмосковье, так и на Украине.

Точное приземление

Когда «Буран» летел в первый раз, все следили затаив дыхание — ведь он начал заходить на посадку перпендикулярно взлетно–посадочной полосе. Думали — все, хана. А тут «Буран» ушел на второй круг, развернулся и сел точно, на расстоянии всего 1,5 м от точки, где ему надлежало приземлиться. 100–тонная махина должна была приземлиться как планер, однако скорость у нее была 340 км/час. С такой скоростью он вынырнул из зоны радиовидимости, самолет сопровождения его поймал и вел — уже над ним.

Началось с тактико–технических требований, а дальше было создание эскизного и технического проекта. Мы в некоторых случаях оказывались умнее проектировщиков и конструкторов, потому что преодолевали ошибки на практике. Всех жутко гнали — быстрей, быстрей, выдавайте конечный результат, поэтому, конечно, были ошибки. А там же в основном были группы релейно–контактные, и нужно было угадать логику, куда они шли, где ноги, а где голова. И вот это мы разгадывали и потом делали исправления.
Работайте, генерал!

Начальник отдела Главного управления по космосу мне говорил — мол, вы задерживаете вывоз ракеты. Я отвечал — не увезем, пока не исправим. Или идет совещание, и там рассматривается вопрос жидкого водорода. А «Энергия» заправлялась жидким водородом — это громадные объемы, представьте себе бак 8 метров в диаметре и высотой 32 метра.

Я был и. о. начальника отдела комплексных испытаний ракеты–носителя «Энергия» в звании подполковника, но я мог сказать, к примеру, даже приказать генералу, что надо снять пять неисправных датчиков. А он мне отвечал, что, мол, у него нет рабочих. А я говорю ему — вызывайте из Москвы. И он вызывал из столицы монтажников, и они залазили на борт, меняли эти датчики!

Или вот некий академик на совещании хвалит свои датчики жидкого водорода. А я знаю отлично, как работают эти датчики, и вижу, что у них есть недостатки. Эталонная камера датчика у него привязана к атмосферному давлению, которое только на земле. А с высотой ведь оно меняется. И мы на все это ему указываем… Он, конечно, недоволен. Но нам–то лучше видно! Мы каждую гаечку перещупали собственными руками…

…Это, конечно, крошечная доля из всего того громадного опыта и знаний, которым может поделиться Макс Борисович. А если говорить о его судьбе, то родился он в Бобруйске в 1937 году. Отец — офицер, участник освобождения Западной Украины и Белоруссии, Финской войны, и когда началась Великая Отечественная, понятно, ушел на фронт.

Славная семья

— Наша мама с тремя детьми — старшему было десять лет, среднему шесть, а мне четыре года, уже буквально 23 июня 1941–го бежала из города. Ведь немцы были в Бобруйске уже 26 июня… Я по дороге потерял свои сандалики, и мама меня тащила 60 км на руках. Что ели по дороге? Просто даже не знаю — голодали поначалу. А потом мама вспомнила, что она все же жена офицера, подошла к военному эшелону и говорит: «Дайте что–то поесть — хотя бы ради детей…» Так ей насыпали муки, еще каких–то продуктов из мешков. Тем и питались до того, как прибыли в Свердловск, и там в 6–метровой комнате прожили всю войну. Мой отец освобождал Кенигсберг, приехал в Ригу в распоряжение округа и нас вызвал, а потом в 1948–м здесь демобилизовался.

Я окончил 32–ю рижскую среднюю школу, потом Двинское военно–авиационное училище спецслужбы ВВС дальней авиации — в 1958 году. Попал в ракетные войска оперативно–тактического назначения. А потом из этого рода войск поступил в училище им. Бирюзова в 1962 году — это уже имело отношение к ракетными войскам стратегического назначения. Выпустился капитаном.

У двух моих братьев тоже немало заслуг перед Ригой. Средний брат Альберт — архитектор в Санкт–Петербурге. А в Риге был одним из авторов ансамбля Саласпилсского мемориала. У них была группа из 10 человек, и им дали Ленинскую премию. И первый микрорайон — на проспекте Виестура — строил. И художник был хороший, друг Артура Никитина, — они вместе учились изобразительному искусству.

Самый старший брат, Леонид Борисович Паперно, был профессором Рижского политехнического института (сейчас РТУ). Уважаемый человек, любимый у студентов преподаватель. Его уже нет, и он, как мама и папа, похоронен в Риге…

Наталья ЛЕБЕДЕВА.


Читать все комментарии (0)

Читать все комментарии

Добавить комментарий

Анонимные комментарии

Добавить

Ответить

Анонимные комментарии

Добавить


Также в категории

Читайте также

В мире Трамп высказался о гибели российского Ил-20

Президент США Дональд Трамп назвал гибель российского военного самолета Ил-20 печальным событием. По его мнению, в случившемся виновата сирийская сторона. Об этом он заявил на пресс-конференции в Вашингтоне с президентом Польши Анджеем Дудой, передает во вторник, 18 сентября, Reuters.

В мире Украина испытала сверхзвуковые ракеты

Киев успешно испытал новые неуправляемые реактивные ракеты РС-80 «Оскол». Об этом во вторник, 18 сентября, сообщил в Facebook президент Украины Петр Порошенко.

В мире Как Россия накажет Израиль за сбитый в Сирии Ил-20

Существует несколько версий, как и почему в Сирии был сбит российский самолет. В зависимости от того, какая окажется более правдоподобна, зависят действия Кремля и в конечном итоге жизни граждан Израиля, Сирии или Ирана.

Политика Ушаков: популизм ведёт Латвию к развалу!

На этих выборах почти все партии ведут себя как популисты, а самые большие популисты в латвийской политике — это правящие партии, которые в своих обещаниях только твердят о «стабильности, будущем и развитии», заявил журналистам лидер «Согласия» Нил Ушаков на презентации партийной программы.

Политика Кошмар, стоять в очередях! Латвийцы возмущены системой выдачи карт избирателя

В Латвии удостоверение избирателя надо получать в Управлении по делам гражданства и миграции, тогда как в более демократичных странах его присылают по почте всем, кому оно положено, указал представитель агентства ООН по делам беженцев в Северной Европе Дидзис Мелбиксис.

В мире В российских документах по малайзийскому «Боингу» нашли нестыковки

В документах, предоставленных Минобороны России по ракете, сбившей малайзийский «Боинг» над Донбассом в 2014 году, есть нестыковки. Об этом пишет «Новая газета».

«Сегодня» Главред: «Свобода творчества в России немыслима ныне во Франции...»

В Риге по проекту «Культурная линия» побывала журналист и публицист Елена Кондратьева—Сальгеро, главный редактор парижского литературного альманаха «ГлаголЪ».

Наша Латвия Почему в Латвии дорогие лекарства

Отдельные лекарства в Латвии стоят дороже, чем в других странах по нескольким причинам. Об них в эфире радио Baltkom рассказал глава Латвийской ассоциации свободных от патента медикаментов, советник председателя правления компании Grindeks Эгилс Эйнарс Юршевицс.

Люблю! Фигурка барана, удар веером и стихи: Как флиртовали когда-то в разных странах

Флирт — любимое занятие молодёжи. Сердце бьётся, щёки краснеют, глазки стреляют, и, кто знает, какая выходка заставит девушку ответить: «Да!» Ну, то есть у некоторых народов раньше знали точно, но современную девушку вряд ли взволнует, если кто-то предложит посидеть в шкафу или начнёт кидаться в неё продуктами.