По его словам, российские ракетные комплексы «Калибр» показали высокую эффективность в Сирии. Также у России имеются противолодочные варианты «Калибра» морского и воздушного базирования, а авиация ВМФ и ВКС РФ получает новые крылатые ракеты Х-35Э и Х-32.

«Появление на боевом дежурстве новой гиперзвуковой ПКР (противокорабельная ракета) „Кинжал“ не только позволило повысить эффективность взаимодействия авиации и флота по борьбе с КУГ (корабельная ударная группа) вероятного противника, но и стало предтечей появления другой гиперзвуковой ракеты — „Циркон“», — пишет Леонков.

Он отметил, что главный вектор будущего развития российского военного флота заключается в строительстве крупных серий кораблей океанской и дальней морской зон действия, в том числе универсальных авианесущих, а также в добавлении в арсеналы ВМФ РФ гиперзвуковых ПКР и появление экранопланов, вооруженных такими ПКР.

Таким образом Леонков отреагировал на статью американского журнала The National Interest, впервые появившуюся в 2016-м, и повторно опубликованную в августе 2018-го, в которой рассматривался возможный морской бой между линкором класса Iowa и советским (российским) крейсером класса «Киров». «Недооценка, как и переоценка, вооруженных сил противника одинаково вредны», — полагает эксперт.

В июле Леонков заявил, что танки M1А2 Abrams (США), Leopard 2 (Германия), Char Leclerc (Франция) и Merkava (Израиль) лидируют в западных рейтингах, поскольку сравниваются с российскими машинами Т-72, Т-80 и Т-90 из первых серийных выпусков.